Ищущий Бурю - Голод

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Голод
Ищущий Бурювт 12 авг 2008 22:25:04

    ГЛАВА 2.
    Рассвет пришел не один. Рассвет и прежде приносил с собой тошноту, головокружение и мучительные рвотные позывы, – все прелести необратимого отравления измученного организма; но сегодня он привел кое-кого еще.
    – Эй, сачки! Вылазьте оттуда! – грубый окрик заставил Зика вздрогнуть, а руку его – спуститься к бедру, где, прикрытая свисающими лохмотьями ткани, покоилась столь любимая им «Беретта».
    – Ну же, уроды! Клешни к небу! – второй голос был скрипучим, как свежевыпавший снег, попираемый тяжелыми армейскими сапогами. – Я не буду ждать!
    Дробь, выпущенная дуплетом, прошила и без того напоминающей решето кузов; Зик вздрогнул, ощутив, как кусочек свинца царапнул его по щеке, и кинул взгляд на Рудди. Парнишка мирно посапывал, даже не подозревая о том, что они в любой момент могут стать завтраком для оголтелой шайки. Зик медленно и осторожно выглянул наружу, большим пальцем снимая «ствол» с предохранителя. Медленнее, еще медленнее… Их было всего двое – жуткие типы с большими «пушками», звериными мордами и зеленоватым оттенком кожи, что выдавало в них жителей подземных коллекторов. Зик ухмыльнулся: они выглядели опасными, но не смертельно, а у братьев не было возможности раздобыть еды в этой незнакомой враждебной местности. Но на ловца и зверь бежит!.. Еще раз взглянув на Рудди, Зик достал из нагрудного кармана шарик стимулятора и ловким движением отправил его в рот. Эффект будет кратковременным, да и запас «драга» истощается, но выбора нет, зато есть возможность поживиться. Перед глазами поплыли размытые цветные пятна.
    Вперед!
    Зик с грацией леопарда (он видел чучело в полуразрушенном музее, где они с Рудди скрывались от мускулистого бродяги и его «Большой Кэт» – четырехствольного гранатомета с инфракрасным наведением) вылетел из КамАЗа, одновременно вслепую спуская курок. Интуиция его не подвела: один из агрессоров мешком свалился наземь, орошая снег липкой жижей, кровью и той субстанцией, что выплескивается из простреленного черепа. А вот второй открыл огонь из лазерного станнера. Зик метался из стороны в сторону, совершал немыслимые кульбиты, не переставая палить в громилу. Внезапная боль прошила левую ногу, бросив его тело в стремительно краснеющий снег.
    – Че, падла, допрыгался!? – оскаленная рожа, нависшая над Зиком, ознаменовала конец патронов в магазине. – Зря ты замочил Вована, нежить! Вот тебе и пи… хр-р-р-х-х-х-хх...
    Схватившись за горло, абориген выпучил глаза и стал медленно оседать на снег, напоенный кровью Зика.
    – Рудди! – глядя на брата, сжимающего свой «Макар» вековой давности, Зик по достоинству оценил преимущество путешествий с напарником. – А пораньше ты это сделать не мог? Я тут едва не подох, знаешь ли!
    – Зи-ик! – возмущению брата не было предела. – А чего ты меня не разбудил!?
    – Ладно, проехали! Освежуй этого… – Зик плюнул в сторону бродяги, глядящего ввысь остекленевшими глазами, но все еще сжимая простреленное горло. – Я должен перевязать ногу…
    – Как скажешь, Зик!

    ***
    Пока Рудди разводил костер и вырезал филе громилы-со-станнером (второй оказался непригоден ввиду переизбытка отравляющих веществ в его крови – очередной «пузырь»), Зик занялся простреленной ногой. Кость, к счастью, оказалась не задетой, а вот мышцы под воздействием лазерного луча хорошенько поджарились и распространяли удушливый (и столь желанный!) запах горелой плоти.
    – Гадство! – Зик ковырялся в походной аптечке, собирая портативный регенератор устаревшей модели L 7. Возможности девайса ограничивались удалением омертвевших участков и довольно быстрым рубцеванием поврежденных тканей. – Теперь месяц хромать буду!..
    Вновь поплывшие перед глазами радужные пятна возвестили о прекращении действия стимулятора, а навалившаяся вслед за этим слабость принудила его откинуться на залитый кровью, серый снег. Разум Зика затуманился, груз всей его недолгой жизни навалилс свинцовым небом на его измученную душу, сжимая стальные объятья, отправляя в путь по волнам памяти. Годы скитаний не прошли даром, сказавшись и на теле, и на разуме молодого бродяги. Он помнил дороги, леса, поля и руины необъятной родины, помнил взлеты и падения, победы и поражения, и всегда, что бы ни случилось, брат его прикрывал спину, щедро раздавая кусочки свинца то врагам, то обезумевшим от голода друзьям. Бесчисленное множество раз Рудди спасал его, вновь и вновь оплачивая долг своего рождения. Долг своей жизни.
    Пятнадцать лет назад крохотный комочек выбрался из утробы матери, тут же возжелавшая вернуть его обратно, только другим путем. Зик, будучи совсем еще ребенком, сначала рад был разделить трапезу с матерью. Вот только что-то помешало ему, что-то заставило схватить подвернувшуюся арматурину и снова и снова опускать ее на голову горячо любимой матушки, что-то заставило перегрызть пуповину и укутать ароматное тельце в промасленные тряпки. Часто после этого он спрашивал себя – зачем? И не находил ответа. Долгие годы проявлял он нежную заботу о своем брате, делясь всем тем, что помогло бы выжить на этой бесплодной земле: пищей, одеждой, оружием. Около трех лет назад, где-то в Подмосковье, Зик долгие мили тащил брата на себе, унося все дальше от колоссального взрыва МАЭС, тащил тело, не подававшее признаки жизни – и все же спас Рудди, как спасал множество раз до этого.
    – Зик! Готово! Пойдем есть! М-м-м!.. – Рудди с набитым ртом вопросительно взглянул на брата.
    Зик, вздохнув, набросился на свою порцию. Абориген был жестковат и мясо его явственно отдавало канализацией, и, все же, братья с жадность вгрызались в подгоревшую плоть, стараясь побыстрее набить желудки, ибо понимали, что следующей трапезы может не быть.
    – Скажи, Зик, а что теперь? Куда мы пойдем? Я не хочу в город!
    – Я тоже, Рудди, я тоже… – Зик был взволнован. Он понимал, что в город идти бессмысленно, а оставаться на месте очень опасно: в любой момент могли появиться дружки тех двоих, и тогда братьям не поздоровится. Зик был ранен и сильно потерял в боеспособности, а Рудди слишком слаб, чтобы дать прямой отпор. – Давай пойдем к югу, недалеко, кажется, был нефтедобывающий лагерь. Возможно, там нам удастся переждать зиму, а после отправимся в горы. Там, я слышал, еще можно найти еду.
    – Ух ты, Зик! Давай-давай! В горы! – физиономия Рудди просто лучилась надеждой. В горы с братом на поиски пищи! Отлично!
    – Собирай вещи, а я поищу себе какой-нибудь костыль. Проклятье! Так я далеко не уйду! – выругавшись, Зик достал сигарету. Пока Рудди метался по лагерю, собирая нехитрые пожитки, он, глубоко затянувшись, проковылял к куче мусора неподалеку. Несколько минут он курил, успокаивая потревоженную рану, а затем принялся копаться в ней. Среди покореженного металла, ржавого оружия, грязного снега Зик нашел обрезок трубы, будто специально созданный для его цели. Опершись на «костыль», бродяга гораздо увереннее направился к лагерю.
    – Рудди! Ты готов? Нам пора…
    – Никуда вам не пора, засранец! – Зик вздрогнул: у КамАЗа стояла толпа отморозков самого омерзительного вида, с гноящимися лицами, со струпьями и язвами на коже; среди них выделялось трое или четверо киборгов, вероятно, завязавших официантов. Их лидер, коренастый детина с двусторонней секирой на месте левой руки, правой держал за волосы Рудди. Над землей. Мерзкая ухмылка перекосила его щербатое, усеянное шрамами лицо. – Я так понимаю, это вы съели старину Бака и размозжили башку Вовану? Конечно, вы! В таком случае за вами должок, и сейчас мы прогуляемся до Гнезда, а там и решим, что с вами делать!
    «Стволов», направленных в свою сторону, Зик насчитал более двадцати, и мысли о сопротивлении вызвали у него безмолвную усмешку. Тем временем двое аборигенов, сжимая дробовики, подошли к нему. Один из них, ударив прикладом в лицо, заставил Зика как подкошенного рухнуть наземь. Затем они уселись на него и принялись с садистским удовлетворением связывать ему руки металлическими цепями. Лежащему ниц Зику ничего не оставалось, как терпеть. Он лизнул свежевыпавший, со свинцовым привкусом снег и скосил глаза в сторону Рудди. Того уже спеленали, как младенца, вот только пеленками служили все те же цепи.
    – Макс, двинь ему для профилактики и пошли уже! Сраная погода… – последовавший за этим удар швырнул Зика в гнетущую пустоту. Он без чувств свалился под ноги своим мучителям, не успев даже вскрикнуть.
    – Зи-и-и-ик!!!


А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru