Ищущий Бурю - Голод

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Голод
Ищущий Бурюср 01 окт 2008 20:55:33

    Несмотря на полный игнор предыдущей главы, осмелюсь выложить следующую =[
    Просьба ко всем, особенно к Баневу: пинайте как можно сильнее. Очень нужна конструктивная критика. Серьезно.

    ГЛАВА 3.
    Их вели заснеженными улицами, изредка останавливаясь и подбадривая пленников тумаками. Зик, чей разум еще не вполне вернулся к действительности, казалось, не замечал зуботычин и пинков, Рудди тихонько всхлипывал, но, взглянув на «мужество» брата, лишь стискивал зубы. Двигаясь по руинам города, принявшего множество ядерных ударов и растерявшего остатки цивилизованности, пленники поражались их густонаселенности. Прежде они старательно огибали места, кишевшие бандами, а потому не имели представления об их количестве и боеспособности: каждый из встреченных ими непременно оказывался вооружен до зубов, попадались кустарно реставрированные единицы боевой техники, а так же гражданской, измененной до неузнаваемости. Усиленная броня, гусеницы, наваренные тут и там станковые пулеметы, гаубицы и зенитные орудия – вот лишь небольшой список отличий, которые приобрели (по сравнению со своим первоначальным видом) мирные грузовички, прогулочные флаеры, даже скутеры на воздушной подушке.
    Несколько раз процессия становилась свидетелем потасовки, переходившей в массовую резню. Снаряд, рванувший неподалеку, превратил двоих конвоиров в груду мясо-электронного фарша, чем вызвал злорадную усмешку Зика и отборную брань главаря шайки.
    – Козлы! – орал он, брызгая слюной, в то время как остальные либо отстреливались, либо поспешно собирали в вещмешки то, что раньше было их боевыми товарищами. Один из таких сборщиков, видимо, не вытерпев, с жадностью впихнул окровавленный шмат в рот, полный гнилых зубов, и принялся, отвратительно чавкая, жевать. Остальные даже не взглянули в его сторону, хотя многие последовали заразительному примеру.
    Неподалеку снова прогремел взрыв. Небольшой флаер на высокой скорости врезался в развалины какого-то строения и под дикий рев пилота разлетелся на составляющие. Сверху посыпались куски раскаленного металла и обугленной плоти.
    – Вперед, ублюдки! Быстрее! – бесновался вожак. – Вы че, хотите чтобы ваши задницы превратились в рагу!?
    Его вопли были напрасны: банда с пленниками и так мчалась, словно от чумы (если такое сравнение уместно в мире, где «черная смерть» воспринималась как обыденность). Через полчаса бешеного спринта Зик, словно выброшенная на берег рыба, хватал ртом жгучий морозный воздух, а Рудди, которого всю дорогу тащил на плече здоровенный амбал, вывернуло наизнанку, освобождая его желудок от съеденного утром (о чем он думал с величайшим сожалением).

    ***
    «Гнездо» оказалось разрушенным металлургическим заводом, окруженным рвом и минными полями. Аккуратно лавируя между противопехотными ловушками, группа вошла на территорию своей обители. На протяжении всего пути Зик внимательно осматривал местность, стараясь не упустить ни одной детали, ибо каждая мелочь (как он знал из своего опыта) вполне могла стоить им жизни в последующем.
    – Этих в подвал, остальные свободны! И раздобудьте чего-нить пожрать!
    С Рудди сняли цепи и повели вместе с братом обшарпанными, разбитыми бетонными коридорами к месту заключения.
    – Ты как? – шепнул ему Зик, за что получил мощный удар в затылок.
    – Молчать, мясо! – рыкнул конвоир, сверкнув глазными имплантантами.
    Рудди молча сложил пальцы жестом «ОК!» и они продолжили путь, не смея обменятся даже взглядом. Все ниже и ниже. Подземные лабиринты давали представление о противоракетном бункере времен Четвертой Мировой, сокрытом в недрах завода. Это было не самое отвратительное убежище, в нем даже присутствовали камеры для военнопленных, в одну из которых и были водворены братья. Как оказалось, они были не одиноки: на железобетонном полу уже лежали два существа неопределенного пола и возраста, скорее напоминающие груды тряпья. Презрительно плюнув на них, конвоир хозяйским шагом прошелся по камере.
    – Посидите пока здесь, в амбаре! – он расхохотался, довольный своим остроумием, и, отвесив напоследок по тумаку каждому, удалился.
    – Вот урод!.. – пробормотал один из лежавших, выпростав голову из одежд. – Доберусь до него – непременно сожру сердце… А вы кто такие будете?
    Зик мрачно взглянул на человека – с виду обычный бродяга, таких часто можно встретить на необъятных просторах дорог. Длинноволосый, бородатый, он, как будто вернулся из далекого двадцать третьего. Да и одежда странная: под дранным плащом заметны потертая джинсовая рубаха, драные синие джинсы и, что совсем удивительно, остроносые кожаные сапоги. «И где он их раздобыл?» – недоумевал Зик. Уже давно на земле не осталось животных, из кожи которых можно было сшить такую обувь. Или же?..
    – Твои сапоги из человечьей кожи!? – Рудди предвосхитил вопрос.
    – Обижаешь, малой! – расхохотался «ковбой», как мысленно окрестил его Зик. – Кожа свиная, отличной выделки. Да… Сегодня вам таких не достать!
    – А тогда почему ты их не съел? – этот вопрос заставил его понимающе хмыкнуть и притворно возмутиться:
    – Чтобы Дикий Билл сожрал свои сапоги!? Да ты, видать, совсем спятил! – бродяга ослепительно сверкнул белоснежными зубами (к немалому удивлению братьев – сохранить зубы в современных условиях казалось невозможным после двадцати-двадцати пяти, а этот странный тип выглядел гораздо старше). – Так вы не представились?
    Рудди собрался было ответить, но брат пребольно наступил ему на ногу.
    – С чего это мы должны называть себя? Да кто ты вообще такой, хренов ковбой? – рука Зика рефлекторно поползла к бедру, и лишь мгновение спустя он понял, что безоружен.
    – Спокойно, приятель, – голос бродяги стал серьезным. ¬– Ты здесь такой же пленник, как и я, да еще вот этот! – Он кивнул на своего сокамерника, все еще лежащего неподвижно, что заставляло братьев кидать на него настороженные взгляды.
    – А чего это он? – Зик уставился на лежащего в углу. – Кто такой, откуда?
    – Хрен знает… Он не говорит…
    – Почему?
    – У него рот зашит.
    Глаза Рудди внезапно расширились.
    – Зик, как так? А зачем?...
    – Заткнись! – Зик гневно обернулся, сверля глазами брата.
    – Зик, значит? Приятно познакомиться! – широко ухмыляясь, ковбой протянул руку. Скрипнув зубами, Зик ответил на рукопожатие. – Ну, вот и познакомились! А его как звать?
    – Я Рудди! – мальчишка прыгнул вперед, протягивая ладошку. Со смехом Билл пожал ее.

    ***
    Шел третий день заточения. За это время ни один из шайки не спустился выяснить, что происходит с заключенными. Ожидание становилось все более тягостным, учитывая, что их молчаливый сокамерник накануне отдал богу душу. Его плоть послужила пропитанием оставшимся пленникам. Билл со знанием дела освежевал тело, развел костер из мусора, собранного по углам, и одежды несчастного. Терзающие бродяг муки голода слегка утихли, чтобы с новой силой вспыхнуть в недалеком будущем.
    Братья если и не подружились с бродягой-ковбоем, то, по крайней мере, стали относиться к нему с большим доверием. Впрочем, это уже было колоссальным прогрессом. Они узнали, что Билл нашел убежище в Уральских горах – подземный бункер-склад, использовавшийся прежде войсками-флеймерами из Третьего подразделения. После окончания войны склад был заброшен и однажды не него набрели Билл и его подруга. Несколько лет они жили на продовольственных запасах военной инфраструктуры, пока ей не потребовалось отправиться в Томск на поиски сводной сестры. Билл пытался отговорить ее от безумной затеи, но тщетно. Прибыв в Томск на глайдере одного из бродяг, они почти сразу угодили в лапы отщепенцев, сожравших Ольгу (так звали подругу Билла), а ковбоя упекли в этот «амбар» – на черный день.
    – А что, в этом вашем бункере еще осталась еда? – в груди Зика теплилась надежда, которую он, впрочем, тщательно маскировал притворным равнодушием.
    – Да, конечно! Того, что там осталось, трем человекам хватит на несколько лет! – Билл, хрустнув шейными позвонками, вытянулся на бетонном полу.
    – Трем человекам?.. Почему именно трем? – удивился Зик. Удивился скорее догадке, сверкнувшей в своей голове.
    – Когда мы выберемся отсюда, я думаю, вы присоединитесь ко мне?
    Зик остолбенел от этих слов. Как такое возможно? Как кто-то добровольно может делиться запасами провианта!? Такое просто не укладывалось в сознании.
    – Ура-а-а! Зик! Он возьмет нас с собой! В горы! К еде! – Рудди был на седьмом небе от счастья. Зик недовольно пнул брата.
    – Конечно, до места еще нужно добраться… – протянул Билл. – Сюда нас подбросил бродяга за три банки тушенки, теперь же у нас ее нет. Платить нечем, да и вряд ли нам повезет с попутчиком.
    – Ага, а еще нужно выбраться отсюда! – хмыкнул Зик, чье настроение заметно повысилось, хотя полностью ковбою он так и не доверял.
    – Да, и это тоже… – пробормотал Билл, поворачиваясь на бок. – Но утро вечера, как говорится…
    Не прошло и минуты, как его храп наполнил железобетонную коробку, гулко отражаясь от стен. Зик взглянул на брата – Рудди уже спал, свернувшись калачиком и подрагивая во сне. Накрыв его тряпьем, Зик лег рядом, пытаясь хоть как-то согреть своим теплом и дыханием.
    Ночью прогремел взрыв.

БаневRe:Голодср 01 окт 2008 21:07:20
    Ищущий Бурю - к сожалению, сейчас некоторое затишье, поэтому постят мало и шлют немного. А я не мог достаточно много времени уделять форуму, так как второй месяц кости заживают - физически не мог.

    Что могу сказать: обилее имен и персонажей в вашем тексте сложновато воспринимать, очень уж их много...пока запомнишь, кто, что, почему где и как - совершенно перестаешь воспринимать сюжет в целом. Уделяйте больше времени сюжету.

    Например:"Не прошло и минуты, как его храп наполнил железобетонную коробку, гулко отражаясь от стен. Зик взглянул на брата – Рудди уже спал, свернувшись калачиком и подрагивая во сне. Накрыв его тряпьем, Зик лег рядом, пытаясь хоть как-то согреть своим теплом и дыханием.
    Ночью прогремел взрыв."

    каждый глагол - как действие; описывается просто последовательность событий. Пока пытаешься осознать происходящее и увязать с сюжетом, забываешь что к чему. Описания взаимоотношений братьев занимают большую часть текста. Их диалоги в основном об одном: "к еде!".

    Наполните их смыслом.
Ищущий БурюRe:Голодпт 03 окт 2008 23:24:39
    Хорошо, учту обязательно!
Лиза без пароляRe:Голодпт 10 окт 2008 00:10:08
    Даже местами напомнило эпизод из "Темной башни", где герои пришли по полуразрушенному мосту в город такого же плана и какой-то бандит-сифилитик похитил у них мальчика.
    То есть в целом читабельно, но Стивен Кинг бы наверное все у вас перерезал и зарезал в этом тексте. Реально нагромождения.

    Вот, например,

    Через полчаса бешеного спринта Зик, словно выброшенная на берег рыба, хватал ртом жгучий морозный воздух, а Рудди, которого всю дорогу тащил на плече здоровенный амбал, вывернуло наизнанку, освобождая его желудок от съеденного утром (о чем он думал с величайшим сожалением).

    Я знаю, что я первую главу не читала, но все-таки странно, что до этого момента не чувствовалось, что Рудди маленький. Не чувствовалось и что в городе холод. А "наизнанку, освобождая его желудок" это как-то совсем неправильно звучит.

А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru