Varvara_nika - Долина Хрон

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Долина Хрон
Varvara_nikaпн 14 янв 2013 13:25:01

    Пролог

    Это случилось давно.… Уже лет двести прошло. Но это случилось именно в этот день, именно в том году… двести лет назад…

    Четырнадцать людей собрались в церкви. Лучше место не быть найденным, спрятаться на самом виду, в месте, где не кто не станет искать. Четырнадцать сектантов собралось в церкви. Они собрались не молитвы читать и не раскаяния за грехи просить. Они собрались на кровавую мессу, предрешившую их судьбу.
    В зал через парадный вход ввели девушку в белом. Она уже знает, что с ней сделают. Сейчас в этой церкви совершится великое приношение. Молодую девушку принесут в жертву дьяволу. Чистую не запятнанную кровь девственницы осквернят двадцать восемь жадных рук, четырнадцать грязных ртов... Каждые шаги её словно протяжная заунывная музыка, словно монотонный церковный хор раздавались под куполом церкви. Вот уже перед алтарём, перед тем самым жертвенным столом девушка в белом балахоне стоит обречённая на постыдную смерть.
    И ведь никто из присутствующих не знает о проклятии, которое вот-вот обрушится на их головы. Ни изящная дама в белой шляпе, ехидно улыбающаяся, ни молодая девушка в чёрной парандже, скрывающая от всех своё лицо, ни высокий, с виду мощный, мужчина с хмурым взглядом, ни беременная женина, ни даже сам священник, предвкушающий сладкий момент томного ожидания, - никто не знает, что этот день уже подходящий к концу перевернёт их жизни с ног на голову.
    Черноволосая девушка опустилась на колени перед столом своей смерти. Священник с другого конца этого пьедестала прочитал какую-то дьявольскую молитву, «благословляя» молодую девушку… Сбросив белый балахон с плеч, девушка, оставшись в белой рубашке, легла на холодный камень, уже и без того леденящий душу, своей зловещностью. Словно песня ангела, сгорающего на адском костре, крики чистого голоса обрушились на купол церковной постройки. Белая кожа, как лёгкая ткань, была уже прорезана насквозь в нескольких местах. Алые струйки крови быстро покидали бледное тело, делая его ещё бледней. Крики мучительной боли могли бы «разорвать» душу любого человека. Но никто из присутствующих четырнадцати даже не содрогнулся, напротив, все жадно внимали песнь предсмертных криков. Никто и взгляда не отвёл от извивающегося тела, с каждым разом всё больше похожего на кровавое решето.
    Лишь одно маленькое тельце содрогалось от каждого звука. И без того маленькое оно словно вжималось в себя ещё сильнее. Цепкие маленькие ручонки крепко обхватили грязные ноги. Светлые волосы, казалось, скрывали испуганное личико. Глаза готовые расплакаться застыли в выражении ужаса. Тельце не переставало дрожать…
    Никто не знал о пятнадцатом. Никто не видел маленького ребёнка, случайно забравшегося в церковь, вовсе не предназначенную вовсе служению богу. И хотя маленький человечек сидел совсем близко к месту действия церемонии, никто из присутствующих не знал о его существовании.
    Когда стих последний крик, раздался последний вздох, четырнадцать бокалов наполнились красной жидкостью, четырнадцать жадных ртов алчно поглотили сладостный напиток. Четырнадцать хрустальных бокалов были опустошены. Тринадцать сектантов покинули зловещее место жертвоприношения, словно совершив благое деяние, выражения их лиц вызывало чувство смирения. Никто не знал, что время уже готовит для них ужасающий подарок. Поправив очки и зловеще ими, сверкнув, как будто напоследок, священник закрыл пустующее здание церковно храма сатаны снаружи.
    Просто он не знал о пятнадцатом зрителе. Маленькое тело всё ещё сидело в той же позе, всё ещё не отошедшее от страха, окаменев от только что пережитого шока. Лишь через некоторое время, маленькая голова десятилетнего ребёнка дёрнулась в сторону внешней стороны алтаря, словно в судороге от перенапряжения. Ещё несколько минут испуганный взгляд неподвижно застыл на жертвенном столе. Внутри ребёнка происходила мысленная борьба между любопытством и страхом. Только что на том была убита красивая девушка, хочется взглянуть хоть одним глазком чуть ближе, но как ужасно видеть растерзанную кровь и плоть такие же, как и свои собственные. Это ведь больно когда твое живое тело протыкает холодная сталь, оставляющая незаживающие раны. Её тело холодно... Хочется потрогать, хочется взглянуть поближе.
    Побеждённый любопытством ребёнок всё же направился к жертвенному месту. Влекомый необычным видом страх отступил. Босые ноги уже оказались уже остывшей в алой лужице. Словно очнувшись от временно оцепенения, маленькое сердечко сжалось от непонятного чувства сомнения и печали. Тело внезапно ослабло и отшатнулось назад. Кровь прилила к голове. Подступило внезапное головокружение. Едва не упав, ребёнок, словно зачарованный потусторонними силами уставил затуманенный взор на капающую с каменной плиты на пол кровь. Капля вот-вот готовая упасть, всё набирала вес от тоненькой струйки, вытекающей из незаживающей раны. Алчность завладела маленькой душой. Как будто совершая ритуал, тоненькая шейка вытянулась, маленький ротик широко открылся, и кончик языка потянулся к набухающей капельке. Ещё чуть-чуть… Роковая капля сорвалась и упала подставленный язычок.
    Маленький глоток… ещё пять секунд… она уже растворилась… слилась… голова снова закружилась… внезапная боль в животе… нет, голове… во всём теле… темнеет… ничего не видно… кричать… нужно закричать… позвать на помощь… нету голоса… голос… дышать… трудно….
    Слабые хрипы едва выходили из сжавшегося горла. Воздух уже прекратил поступать в хрупкие лёгкие. Серые глаза потемнели, словно наполнившись самой пустотой, затем резко потускнели. Маленькое тело обмякло. Бездыханное… рухнуло вперёд в лужу, подражая жертве. Разве что не такое изрешеченное.

    Не прошло и десяти минут, как четырнадцать сектантов покинули церковь. Всего за такое короткое время, казалось, каждый из них уже забыл о церемонии. Каждый забыл о совершённом преступлении, каждый забыл лица сообщников. Казалось, что ничего не произошло. Даже обычный закат уходящего солнца не предвещал приближающейся беды.
    Ни о чём не подозревающая девушка в чёрной парандже, спокойно шла по мощёной улице прежде. Прежде чем привлечь к своей персоне в необычной одежде для того времени внимание, девушка издала звучный крик ужаса. Она схватилась за голову. Паранджа слетела, открывая чужим взором её восточные черты лица искажённые от боли. Девушка вцепилась в шею своими руками. С размаху упала на мощёную камнем улицу. Словно одержимая, она кричала непонятные слова, точно читая заклинания. Она не переставала крутиться в конвульсиях. Её и без того тёмные глаза, налились кровью. И шея хрустнула под давлением рук.

    Женщина в белой модной одежде, в такой же белой шляпе, скрывающей от прохожих её взгляд, внезапно бросилась к стене ближайшего дома. Уже ничего не осталось от её статной походки. Она, извиваясь в неприличных позах, совершая руками неприличные жесты, даже не сняв чёрных перчаток, начала издавать томные стоны. Шляпа плавно приземлилась прежде, чем раздался последний звук голоса красивой дамы, привлекающей к себе всё больше взглядов горожан, затих.

    Элитная карета, не спеша, продвигалась под мерный стук копыт. Ни что, казалось, не могло нарушить спокойное течение видневшейся с моста речушки. Но вдруг раздался резкий звук сломанного дерева. Лошади дико заржали и начали метаться, каждая пыталась перетянуть повозку на себя. Кучер в ужасе пытался разомкнуть сильные пальцы рук, внезапно пробившиеся, через каркас кареты. Ударившись о небольшой заборчик моста, карета перевернулась. Женский крик не переставал доноситься из кареты. Корпус кареты разбился вдребезги о камни, торчащие из речушки. Вода окрасилась в красный. Кровь ещё до этого внезапно хлынувшая между ног беременной женщины, теперь сочилась ещё и из проткнутого, где только можно, тела. Но виновник крушения кареты, выпрыгнул ещё до её падения. Высокий, грозный, сильный мужчина, словно озверев, бросался на всех прохожих подряд. Изо рта его шла пена. Пребывая в бешенстве, он разбивал, ломал, крушил всё, что попадалось ему под руки, пока внезапное оцепенение не остановило безумство.

    Священник уже поднимался к дверям твой злополучной церкви. Но он уже не откроет эти массивные двери. Струйка крови уже стекает из его полуоткрытого рта на ступеньки.

    Да, это был то самый день, что предвещал катастрофу в далёком будущем. Сейчас уже никто не помнит, о той череде случайных смертей. Никто не знает об истинном перерождении истинной дьявольской силы…

КоториRe:Долина Хронпн 18 мар 2013 04:46:34
    Заранее извиняюсь за некомпетентность, ваша работа меня привлекла, хоть и вызвала не приятные жуткие чувства. ) Но почему такое название?
Varvara_nikaRe:Долина Хронпт 24 май 2013 23:25:47
    Удивлена, что моя работа вообще кого-то привлекла. Это название относится к самому рассказу, а здесь только предисловие. Вот собираюсь заняться наконец продолжением

А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru