Морифайрэ - Ин Номинэ Мортис

К списку
Страницы: 1 - 2 - 3
СообщениеАвторДата/Время
Ин Номинэ Мортис
Морифайрэвт 11 окт 2005 01:10:10

    Из цикла о Пятом Рейхе. Кусок нумер zwei.

    * * *

    В тот день, когда ее опаленные крылья подняли клубы пепла над моим городом и босые ступни опустились на потрескавшийся асфальт довоенной дороги, пошел снег.
    Первый в этом году.

    Я встал с рассветом. Как всегда.
    Откуда-то с периметра подавала сигналы гончая, однако с уверенностью можно сказать, что разбудило меня не это: поток информации, транслируемый ею, стал настолько привычной и неотъемлемой частью меня самого, что невозможно уже провести четкую границу, где кончалось ее сознание и начиналось мое. К тому же, проснуться может только спящий… Нельзя уйти туда, где ты уже не нужен.
    Бетонная крошка хрустела под стальными подошвами ботинок словно сухие старые кости. Впрочем, стоит лишь выйти за периметр, и никаких метафор уже не понадобится. Раньше я собирал коллекцию черепов – до сих пор одна из комнат особняка до потолка завалена ими, нагло улыбающимися мне оттуда, где я так толком и не был, да скорее всего, попасть и не смогу.
    Ветер завывал над овитым червями колючей проволоки забором и сторожевыми вышками, ощерившимися хищными дулами систем автоматического огня. Сталебетонные плиты периметра, совсем еще новые – им не было и двадцати лет, – уже начали крошиться под действием мерзкого климата. Поежившись от особо сильного порыва, я поглубже зарылся в форменную куртку – такая погода заставит мерзнуть даже полумертвого.
    Выдохнув в воздух облачко пара, подставил ладонь навстречу небу, и на нее упали несколько колких снежинок. Упали и не растаяли.
    Сны и явь, ложь и истина – можно ли отличить одно от другого, если ты не спал столько, что не помнишь уже года, когда это все началось?
    Я не сплю.
    Я не спал с тех самых пор, как предал свой род в обмен на победу. Предал, защищая людей. Предал из-за ненависти к их – и нашим общим – врагам. Последний бессмертный в стране мертвецов, я разорвал все связи с прошлым – только для того, чтобы не найти для себя будущего. Наверное, я был слишком расчетлив… расчетлив и ослеплен ненавистью к ангелам: когда мы поняли, что не сможем уничтожить их всех, несмотря на разветвленную, четко действующую сеть концлагерей и специальные истребительные дивизии СС, и командование пошло на компромисс, – я не смог с этим смириться. Потому что это мы должны были овладеть Небесами. Мы, а не они, эти низкие, ничтожные, самодовольные недолюди. Низшая раса, отбракованная эволюцией и застывшая в своем развитии хрен знает сколько тысяч лет назад.
    Да, я продолжил свою Войну. Сначала в одиночку – до той поры, пока не нашел союзника, которому в конце концов продал все. Все – кроме бессмертия и стремления убивать.
    Дойдя до КПП, я остановился и прислушался. Сигналы гончей шли с северо-запада, из промышленного района, население которого было полностью использовано еще в тридцать девятом. Интересно, что же она нашла там, на выжженном и засыпанном радиоактивным пеплом пустыре?
    - Принимаете сигнал, герр фортштербендфюрер? – проскрежетал голос над моей головой: утверждение, а не вопрос.
    Я глянул наверх. Оберконтроллёр, страж-гаргойл, повернул каменную голову и с безразличием в мертвых глазах смотрел вдаль – в том направлении, откуда сейчас вещала хельхунде.
    - Прислушайтесь…
    - К чему?
    Страж проигнорировал вопрос, продолжая смотреть в никуда. Через несколько секунд он обернулся и прошипел.
    - Она что-то нашла. Неужели вы не чувствуете? Вы не можете…
    - Заткнись! – я прикрыл глаза, отключившись от мира, и настроился на свою гончую. Цепочка рваных образов… так… так… проклятье!
    Сигнал затух. Я резко открыл глаза, пошатнулся, но не упал, схватившись за острое обсидиановое крыло стража, и тут же отдернул руку.
    - Что?
    - Ничего, – буркнул я, отсасывая из ранки кровь и сплевывая ее на снег. – Соблюдай субординацию, оберконтроллёр.
    Проклятье еще раз. Теперь придется идти на полное слияние. Я выдохнул сквозь сжатые зубы, провел ладонью по лицу и вытянул вперед левую руку.
    Кожа пошла тонкими надрезами, образовавшими сочащуюся кровью перевернутую пентаграмму. Я достал свободной рукой из кармана две небольших черных кости, поднял их над ладонью, встряхнул и выбросил на знак перехода. Восемь очков, так… Кости на мгновение вспыхнули красноватым пламенем и погасли, реальность над ними взбухла гнойным нарывом и прорвалась, открыв точку доступа к Демону прямого соединения.
    - Опять ты? – черная клякса на фоне горящего неба, вкрадчивый голос, останавливающий сердце.
    - Без вопросов, Демон, – сохранить спокойствие, любой ценой, хотя бы внешне. Ни в коем случае не дать ему почувствовать твой страх. – Запрос на процедуру стандартного слияния. Объект – хельхунде НТ37. Начать операцию… сейчас.
    Окно медленно расползается, поглощая реальность лоскут за лоскутом, оно плюется кровавой пеной, тянется вверх по руке, сдирая с нее кожу, острой бахромой располосовывая жилы… Стискиваю зубы, чтобы не закричать, жду, пока оно накроет меня целиком, пока я не перестану быть собой и сольюсь в одно целое с гончей, жду…
    И теряю сознание.

    Открыв глаза, первое, что я увидел – сквозь алую колеблющуюся пелену зрения гончей – остов военного завода, разбомбленного в сорок втором. Так, значит, вот где она. И что же ты нашла тут, интересно? Гончая откликается на мыслеимпульс, поворачивает голову, и – нет! По телу проходит волна напряжения, паутина стальных крыльев нервно подрагивает в такт стуку сервопривода, но это… это… это не может быть реальностью.
    Хорошо, хорошо, что ее не тронула, умная, хорошая моя девочка.
    Вновь нащупываю пульсирующую, истекающую сукровицей пуповину, идущую от меня к Демону, отдаю гончей последний приказ и выдираюсь из ее тела, перетаскиваюсь по линк-коннектору обратно в себя, теряя по пути через Лимб обуглившиеся части базовой аватары.
    Самая тяжелый и болезненный момент обратного перехода – это возвращение в первообраз, конвертация себя-самого из той оболочки, в которой только и могут перемещаться по Аду недоумершие. Медленно, стараясь не сделать ни одного резкого движения, поднимаю голову и разлепляю саднящие веки. Мир вокруг еще покачивается, наплывая на меня и разбиваясь при касании на мириады осколков, заточенными гранями впивающихся в кожу.
    - Вернулись, герр фортштербендфюрер?
    Я качнул головой, пытаясь сфокусировать изображение. Гаргойл сидел на посту, склонив голову и пытаясь всем своим видом выказать участие. Проклятая каменюга, чтоб тебя на Фабрику отходы черпаком выгружать поставили…
    Впрочем, сейчас не до праздных размышлений.
    Я передернул плечами, словно сбрасывая с себя прогнившую шкуру, и глянул на руку. Пентаграмма срослась, оставив лишь еле заметные бледно-розовые полосы. Я смахнул прилипшие к униформе снежинки и повернулся к стражу.
    - Давай, урод гранитный, распаковывайся. Будем одеваться.
    - Так что там было, все же?
    - Я сказал: РАСПАКОВЫВАЙСЯ. Разве я разрешал тебе открывать свою поганую пасть, оберконтроллёр? – хлопнул рукой по притороченному к поясу офицерскому нейрохлысту и выразительно глянул на стража.
    Тот лишь проскрипел что-то нечленораздельное.
    - Что? Вы что-то хотели сказать, унтер? – наглый оскал, улыбка не-жизни, глядящей на вас сквозь линзы вечной боли. – Смотрите, как бы не попасть под трибунал за нарушение субординации, демон-чиновник 11-го уровня.
    Гаргойл скрежетнул зубами. Дернул головой, скрестил на груди испещрённые колючками лезвий руки и застыл.
    Через мгновение обсидиановое тело его подернулось пеленой тонких трещинок, истекающих гнойно-желтой тягучей сукровицей. Трещины расползались, монолит рассыпался, опадая на снег черной игольчатой пылью, и когда сетка раскола охватила шипастую голову с невидящими слепками глаз, страж покачнулся на насесте и рухнул внутрь себя.
    Я отряхнул куртку, подошел ближе и ткнул носком сапога в горку искрошенного черного камня.
    - Быстрее давай, возрождайся. Она скоро будет здесь.
    - Так кто она? – приглушенно просипело откуда-то снизу.
    Я еще раз пнул кучу.
    - Заткнись. И возрождайся.
    - Подумаешь, сказать им так тяжело…
    Третий пинок, на этот раз уже со всей силы – да так, что пыль полетела.
    - Те чё, устной команды недостаточно, урод? Это приказ, б.я, Вышний тебя отъеби!
    Куча зашевелилась. Я сплюнул на нее и отошел подальше, наблюдая, как из-под завала выбирается бесформенная некромасса, на ходу меняя фактуру, подгоняя себя под текущую версию реальности.
    Наконец, страж-демон обрел изначальную форму, поднялся с колен, поиграл тугими комками наномышц, что черными змеями обтянули титановый скелет, и потянулся, хрустя плохо смазанными суставами. За спиной его антрацитовым полотнищем развернулись крылья, на каждой кожистой складке которых бугристой нитью вен была выведена свастика. Страж наклонился, коснулся раскрытой ладонью остатков своей оболочки и стал наблюдать, как перетекают они в его тело и как преобразуются, зеркально-черными плитами брони наращиваясь на мертвую плоть.
    Затем он обернулся, оскалил клыкастую пасть, одним мощным взмахом поднял себя в воздух и опустился рядом со мной. Я стоял и смотрел, наслаждаясь красотой движений оберконтроллёра. Воистину, если б не его отвратительный характер, это было бы идеальное существо. Тем временем гаргойл встал по стойке смирно, хлопнул крыльями и пролаял:
    - Приказ на перевоплощение выполнен, герр фортштербендфюрер!
    - Вольно, вольно, – я криво усмехнулся и пробормотал. – Вижу, что горазд ты на показуху, унтер. Так, а теперь раскрывайся.
    Гаргойл выщелкнул пятнадцатисантиметровые когти и ухмыльнулся.
    - Отошли бы вы подальше, герр офицер, а то заляпаетесь еще ненароком.
    - Ну, ты, сволочь, у меня получишь когда-нибудь.
    - Да я что, я ничего… – пробормотал с наглой миной страж и запустил когти себе в брюхо.
    Бурая, с мелкими кусочками плоти, кровь дымящейся струей хлынула на снег, превращая его в малоаппетитное липкое месиво. Гаргойл ввел пальцы поглубже, примерился и потянул створки в стороны, открывая доступ к саркофагу пилота. Вынул руку, поддел когтем прикрывающие грудь плиты, и те разъехались, оголяя торчащие сквозь некронановое волокно, обугленные ребра. Кивнул на них и обратился ко мне:
    - Сами отколупнете, или помочь?
    Не ответив, я придвинулся к стражу, провел руками по грудине, нащупывая слот. Найдя, наконец, засунул в него ладонь, прикусил губу и дернул вниз и на себя. С громким треском ребра вышли из захватов, кость откинулась вверх, и грудная клетка разошлась, обнажая окровавленный зёв.
    Я передернул плечами, коснувшись ненароком внутренней обшивки стража, выругался и стал залезать, а точнее – втискивать себя в узкий, и до ужаса неудобный контрол-саркофаг. Обосновавшись внутри, я запустил руки в комслот-пазы – кисти тут же обволокло некромассой; выползшая откуда-то снизу пуповина оплела плечи и шею, нащупала нейропорт на затылке и впилась в него тысячами острейших иголочек, подрубая меня к системе контроллёра.
    Блядь, как же это больно. Каждый раз, каждый ебанный сеанс ты снова, раз за разом, проходишь то, что уже прошел однажды.
    Тогда.
    Когда тебя приняли в наземные войска СС.
    Очухавшись от шока, я проверил систему, подчинил себе замороженное в недрах нейрокомпьютера сознание стража и стал ждать: гончая, выполнявшая последний приказ, сообщала, что цель выходит на финишную прямую.

    Когда я увидел ее в первый раз – глазами хельхунде, неотступно следовавшей за ней еще с внешнего периметра города, – я не поверил, что такое возможно. В конце концов, я собственноручно добил ее кинжалом - там, под Питером, в двадцать восьмом. Тогда ангелы, зная, что не смогут выиграть навязанную им затяжную войну, собрали разрозненные остатки своей армии, всех, кого только смогли. И проиграли, потеряв при этом не просто восемьдесят процентов солдат и "воинов рассвета" - они лишились самой возможности вести бой в открытую.
    Да и партизаны из них тогда получились не лучше регуляров. Это потом уже, когда к власти пришли мертвые, и кое-кому из измененных удалось под шумок сбежать из лагерей… Хотя, какая разница. Из всех "Перстов Рассвета", элитного диверсионного подразделения ангелов, к тому времени никого уже не осталось в живых. По крайней мере, по официальным данным.
    И вот, на тебе – спустя столько лет, через двор ко мне, прихрамывая и подволакивая вывихнутую ногу, медленно шла Эйлени Винд, диверсант-саботажник 7-ой категории, кодовое имя в реестре Четвертого управления – "Стальная Вошь", с двадцать третьего по двадцать восьмой в Имперском розыске, в январе двадцать девятого дело закрыто в связи с официальной смертью обвиняемого.
    "В связи со смертью". Что ж, даже если тогда она и не сдохла, времени у неё, судя по всему, осталось не так уж и много: с такими ранами, что черно-багровой россыпью покрывали ее тело, проглядывающее сквозь прорехи в изношенной майке, долго даже эти твари не живут.
    Дойдя до КПП, ангел остановилась и впилась лихорадочным взглядом в мое лицо – огрызающуюся надменным оскалом маску стража.
    Молчаливое, еле сдерживаемое отчаяние.
    Усталость. И безысходность.
    Я стоял недвижим, лишь слегка напрягшись, в любой момент готовый выщелкнуть клинки и довершить то, что не смог, как оказалось, закончить тогда. Ангел молчала. Ее длинные, искрящиеся золотом волосы спутанными прядями спадали на спину, плечи, прикрывали худое изможденное лицо. Да и на ногах она стояла настолько нетвердо, что, казалось, вот-вот упадет.
    - Что ты забыла здесь, недобитая? – голос мой, до неузнаваемости искаженный гортанным синтезатором гаргойла, хрустом сминаемых костей проскрежетал в морозном воздухе. – Как ты вообще осмелилась прийти сюда, коли уж осталась в живых? Что, крылышки по лесам бегать мешают?
    Потупив взор, она беззвучно шевельнула растрескавшимися, покрытыми коркой засохшей крови губами, и, покачнувшись, рухнула на колени. Ее серые крылья дрожали, трепетали на ветру; левый рукав майки сполз вниз, оголив острое плечо, и глазам моим предстал выведенный на коже узор: раскрытая ладонь на фоне распростертых крыльев, держащая кровоточащее сердце, и два скрещенных клинка над ними.
    Охх… Вот же сука.
    Этот знак, знак воскрешения рисовали "воинам рассвета" только в одном случае: когда, взяв в плен бессмертного, у него живого вырезали сердце и пересаживали его, еще бьющееся, раненому ангелу. Это было главным условием – чтобы сердце еще билось. Иначе ангела замораживали и продолжали искать и использовать новых доноров. В конце концов, нас тогда в России было еще много.
    Я сделал шаг вперед, поднял отороченную шипами руку… и опустил ее.
    Будь ты проклята, тварь пернатая. Проклята навеки, так, чтобы не смыть с себя, не вывести клейма, даже пройдя все девять кругов. Проклята – но не мной.
    Ангел хотела что-то сказать, но вместо слов из ее рта вырвался лишь надрывный хрип. Она согнулась пополам, схватилась за живот и зашлась в приступе сильнейшего кашля, схаркивая на истоптанный снег теплые кусочки легких. Отдышалась, вздрогнула всем телом, уцепилась за выступ наголенника и стала подниматься, впиваясь в броню сведенными судорогой пальцами.
    Не дожидаясь, пока она доползет до самого верха – в моём оберконтроллёре росту было метра два с лишним, – я сграбастал ее за волосы, рывком подтягивая к своим сенсам.
    - Что тебе нужно от меня, шлюха пернатая? – пар вырывается из щелей респиратора и клубится вокруг ее перекошенного лица. Еще один рывок, но она не кричит, только шипит от боли. – Что, Вышний тебя раздери, ты тут забыла, я спрашиваю?!
    - Убей меня…
    - Что?
    Ее глаза – холодные неживые стекляшки, а за ними – пустота и одно-единственное, сжигающее остатки души, желание.
    - Убей… меня… – кровавой пеной, каплющей с губ, колючими словами, тающими в промозглом ноябрьском воздухе.
    Я медленно разжал кулак, и ангел с тихим выдохом завалилась набок.
    Убить тебя… нет, моя ненаглядная. Не-е-ет, о нет-нет-нет, я не дам тебе возможности отправиться мучеником в свой паршивый рай. Ты не будешь жить… но и не умрешь. Поверь, моя милая, я знаю, что это такое.
    - Нет, шлюшка, я тебя не убью… – пинаю ее в открытый живот, затем, со всей силы – в подбородок. Ангел отлетает, переворачиваясь, надсадно сопит, но поднимается на колени, опершись руками о землю. Подхожу ближе и наотмашь бью ее кулаком по лицу. Как все-таки красиво, бывает, ложатся капли кровавой росы на свежевыпавший снег. – …сейчас, по крайней мере. Для тебя, шалава, это будет слишком легким путем отсюда, так что даже и не надейся, – Вновь поднимаю ее за волосы и разворачиваю спиной к себе. Выпускаю когти и вгрызаюсь плексисталью в нежное птичье мясо у основания крыльев. Ну наконец-то! Её крик заточенной бритвой вспарывает тусклое небо, когда я с силой сжимаю кулак и начинаю медленно, миллиметр за миллиметром, выдирать самое ценное, что у неё есть.
    - Что, не нравится, моя милая? – шепчу ей на ухо, ухмыляясь про себя. – Привыкай. Это теперь надолго… – сучка выгибается дугой, булькает, давится кровью, а я продолжаю тянуть, смакуя каждую секунду процесса. Наконец, отдергиваю руку, пинаю ангела коленом под зад, и та, распластавшись, валится лицом в снег, заливает его вязкой черной кровью. А в кулаке у меня остается ощетинившийся бельмом переломанных костей, сочащийся охлаждающей жидкостью комок из наномускулов, бледных лоскутов кожи и серебристых перьев.
    Ставлю ногу ей на спину, провожу по ране шипастой подошвой и смеюсь – нагло, нахально.
    Победно.
    - Посмотрим, как ты теперь будешь существовать дальше, выблядь. Без крыльев-то, – убираю ногу, отхожу на шаг и любуюсь своей работой: сквозь вспоротую сетку наномышц виднеется помятый титановый скелет, весь исцарапанный и пошедший паутиной трещин; система охлаждения вырвана с корнем, и трубки, идущие от сервопривода к миоусилителям, дохлыми змейками выпадают из раны. – Ведь вы без них ничто. Пустое место. Тьфу – и растереть! Вы получили небеса задарма, ничего для этого не сделав – просто потому что! Случай, ошибка создания или намеренное планирование… какая разница, да? А действительно, никакой. Просто теперь… – распрямляюсь и ставлю ногу ей на голову. – Теперь ваша очередь платить по счетам.
    Мерзкий игольчатый хруст, когда шипы на подошве вгрызаются в кость, проламывают ее и выдавливают из черепа бледно-розовую мозговую кашицу. Глаза закатываются, изо рта в потоке крови выплескивается что-то черное и пористое, и ангел, дернувшись, затихает.
    Ох, б.я, не рассчитал, что ли?
    Вышний меня раздери.
    Неужели у неё не было титановых имлантов?
    Я освобождаю сознание гаргойла, даю команду на отруб от системы и вскрытие. Выдергиваю из некромассы покрывшиеся мелкими язвочками руки и вываливаюсь на снег рядом с трупом: весь измазанный в сукровице, с воспаленным нейропортом, да и запах, надо признаться, там, мда. А еще и форму стирать приходится после каждого сеанса.
    Кряхтя, я поднялся на четвереньки, доковылял так до ангела и бухнулся рядом с ее раздавленной головой. Ну точно. Головных имплантов не было отродясь – вон, даже пазов под шурупы нет. Как же я так просчитался-то. Впрочем, сам виноват. Внимательнее надо было смотреть, а теперь-то что… Да, теперь уж действительно – ничего. Ни развлечения, ни, кажется, последнего официального модификанта на текущий момент.
    - Кхе-кхе… – раздалось из-за спины. Я обернулся: гаргойл, сдирая с себя пласты брони, крошил их в мелкую пыль и ровной кучкой насыпал перед собой. – Ничего личного, герр фортштербендфюрер, не подумайте, но я буду вынужден сообщить об этом инциденте куда следует.
    - Это еще за каким хером?
    - Ну, насколько я могу судить… – Злорадная, торжествующая ухмылка. – Это был измененный. Была, точнее. А разве вы не помните SN428-директиву Четвертого управления, за апрель двадцать шестого, нет? Что при обнаружении беглого модификанта необходимо уведомить службу контроля и, не предпринимая никаких самостоятельных действий, дожидаться прибытия опергруппы?
    Ох, б.яяядь. Я прикрыл глаза и застонал.
    - Ну вот, сволочь ты черножопая, не мог, что ли… РАНЬШЕ ОБ ЭТОМ НАПОМНИТЬ?!
    - А вы не спрашивали, – приглушенный, полный самодовольства, смешок.
    - Я тебя уничтожу. Распылю. Выдавлю внутренности на асфальт и медленно раскатаю краулером.
    - Неужто вы хотите добавить к всему прочему еще и порчу казенного имущества, герр офицер? –смеется еще, гнида паскудная. – Ад и Рейх вам этого не простят. И к тому же… - Гаргойл пожимает мощными плечами. – Вам ведь, кажется, этого и хотелось – оставить здешний пост и подыскать местечко потеплее, хе-хе? Что ж, теперь вы сможете поцеловать свою задницу на прощание. А то она уже, поди, заждалась!
    С окаменевшим лицом я смотрю на хохочущего оберконтроллёра.
    Может я и специально довёл всё до её смерти – чтобы наконец заполучить свою…
    Сжимаю кулаки и, ничего не ответив, медленно бреду к особняку. В конце концов, до прибытия зондер-команды время у меня есть. Как раз, думаю, хватит, чтоб напиться в последний раз.

    А то, право слово, слишком уж много вина скопилось у меня в кладовых за годы войны.

BansheeRe:Ин Номинэ Мортисвт 11 окт 2005 01:50:49
    Детвишер, к чему эти понты? Кусками - неинтересно, блин!
    Давай рома, может я еще и фильм сниму ;)
BansheeRe:Ин Номинэ Мортисвт 11 окт 2005 02:02:04
    В смысле, роман :)
DeathwisherRe:Ин Номинэ Мортисвт 11 окт 2005 11:37:24
    2 Banshee, ты тормоз.
    Это не я писал, а мой соавтор.;)
SatoruRe:Ин Номинэ Мортисвт 11 окт 2005 15:57:04
    Ааа, то -то я смотрю маловато слизи, грязи и кишок. Соавтору респект за текст без частых "видовых сцен кровопускания".
Лиза с работыRe:Ин Номинэ Мортисвт 11 окт 2005 15:57:46
    Сорри, заломало читать. Я все-таки больше люблю классические военные мемуары.
хныкалкаRe:Ин Номинэ Мортисвт 11 окт 2005 18:27:13
    а зря начала читать.... вот простите, но воротит мя от таких вещей..... у всех свои такораны ........
МорифайрэRe:Ин Номинэ Мортисвт 11 окт 2005 19:42:32
    2Satoru - за респект спасиба, ага, мы берем другим ;)

    2Лиза - ваше право, 'эл-лехтэ маэ ;)

    2хныкалка - зря в этой плоскости существования не бывает ничего ;) и даже из этого текста вы все равно хоть что-то да подчерпнули для себя ;)
    А то, что воротит - это спасибо, это сильный комплимент, должен признать :)
хныкалкаRe:Ин Номинэ Мортисвт 11 окт 2005 22:26:22
    вот и чудненько))
HikosiRe:Ин Номинэ Мортисср 12 окт 2005 17:42:05
    М-да. Экологическое состояние литфорума плавно стремится к состоянию "форума нетерпеливых".
BansheeRe:Ин Номинэ Мортисчт 13 окт 2005 20:59:16
    Детвишер - сам ты тормоз, че за прикол выкладывать бессвязные тексты? Думаешь, я тебя разок похвалил, теперь все - можно всякий отстой пихать?
МорифайрэRe:Ин Номинэ Мортисчт 13 окт 2005 22:00:46
    2Hikosi - а вас это напрягает? :)
    2Banshee - продолжаете упорствоватьв именовании меня именем моего уважаемого геноссе, huh? :)
BansheeRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 01:44:15
    Детвишер - быть геноссе тормозоа - почетно, о чем разговор :)
HikosiRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 13:31:12
    2Морифайрэ:
    Гы, люди с такими дефектами психики, как у авторов этого опуса меня мало интересуют, как и их творчество. А вот, что остальные дважды подумают, хотят ли они видет свои вещи, вывешенные в такой компании, действительно напрягает.

    У кого-то хватит подлости уродовать доверчивые души...
SatoruRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 15:22:54
    Hikosi, ну что вы вот так сразу и ругаться. Не все так уж плохо, особенно в этом произведении. Меня например вывышивание рядом с Морифайрэ не напрягает, мне даже хочется узнать, что там дальше будет. К тому же каждый имеет право...имеет и получает.
HikosiRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 15:50:03
    Если Hikosi - значит ругаться. Мелочь, а приятно...
    У геноссе с его алитерой текст нашпигован, тем, что принято называть "NLP". Потому КГАМ. :)
DeathwisherRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 21:30:47
    2 Hikosi
    Кхы;)) НЛП. НЛП всюду видят чоканутые домохозяйки и бывшие хиппи-программеры. лечитесь;) срочно%)))и ещё - за мудака ответите?;))
BansheeRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 21:48:45
    Все - забавно. Происходящее. Прошедшее. Должное произойти.

    То, что для одних трагедия, для других - развлечение. То, что для одних прошедшее, для других - будущее.
    Что ценнее - то, что в прошлом пытаются почерпнуть то, чем можно удобрить будущее? Или то, что действительно будет важно для кого-либо?

    Для Льва Николаевича это был арзамасский ужас. Для Алексея Николаевича - возвращение в никуда. Для Булгакова - необходимость написать последний роман. Неужели мне придется закончить тем, что не нужно будет писать даже последний роман?

    Что Дарвин, что Маркс - все они предполагали будущее человека в определенных пространствах, пропорциях, категориях - и тому подобном.
    Мне просто интересно - насколько важно тем, кто это прочтет, дальнейшее - то что произойдет с обществом, с человечеством - ведь, если объективно посмотреть - ничего хорошего....

    Эгоизм - равен индивидуализму. Индивидуальность подразумевает наличие личности. Отсутствие личности плюс индивидуализм - комплекс, составляющий амебу саму в себе.

    И вы считаете, что все, вами вышесказанное - есть вершина морали? Конечно, вы отрицаете мораль, вы исполнены самосознания и всего прочего. Вы круты, о чем разговор. Но что в том, что вы пытаетесь сказать? Кусочки фекалий, которые вы так изящно описываете? Слова, не произносимые в том обществе, которое пытается от них абстрагироватся? Ваша тяга создать новое общество. воспитать его? На чем, на каком базисе? Я понимаю, киберпанк и все такое... - это ваш идеал? Идеал общественного устройства? На чем вы воспитаны? На дешевых голливудских блокбастерах?
    Не кажется ли вам, что вы пропагандируете свою собственную мораль?

    Ужасно раздражает эта тупая самоуверенность.
DeathwisherRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 22:00:19
    И вы считаете, что все, вами вышесказанное - есть вершина морали? Конечно, вы отрицаете мораль, вы исполнены самосознания и всего прочего. Вы круты, о чем разговор. Но что в том, что вы пытаетесь сказать? Кусочки фекалий, которые вы так изящно описываете? Слова, не произносимые в том обществе, которое пытается от них абстрагироватся? Ваша тяга создать новое общество. воспитать его? На чем, на каком базисе? Я понимаю, киберпанк и все такое... - это ваш идеал? Идеал общественного устройства? На чем вы воспитаны? На дешевых голливудских блокбастерах?
    Не кажется ли вам, что вы пропагандируете свою собственную мораль?

    Ужасно раздражает эта тупая самоуверенность.


    В отсутствии соавтора отвечу я, как зачинатель идеи.

    И что, вы считаете что всё, вами вышесказанное - есть "свет в темном царстве?" Дык мы не отрицаем мораль. Просто вашим узкоспециализированным мозгам требуется для понимания неких концепции вначале впихнуть предмет исследования в емкость понятий, слишком малую для этого предмета. Естественно, при таком акте все что не впихнулось, будет отсечено и составит какую-то погрешность.
    Забудьте про киберпанк. Забудьте про вечные вопросы о жизни и смерти. Сдайтесь на милость постмодерна. О, мы не пропагандируем свою собственную мораль, ибо откуда ей взятся, если мы социальные животные и волей-неволей, из-за лингвистической общности, следуем установленным правилам. Откуда взяться чему-то извне. Всё что в нас есть - это компоненты окружающего мира, и всё что мы можем делать, это тасовать их по своему усмотрению.
    Забудьте про Эйдос и Логос. Мы живем не в древней греции, чтобы сегрегировать вещь и понятие. Постмодернизм, как бы он не был замуслоен глянцевыми изданиями, все ещё жив, как Ленин.
    Знаете, что это? Просветить вас, о светочь общественного мнения?
    Это пресловутая "смерть автора". Мы, скрипторы, не более. А скриптор всегда, вместо высказывания своих мыслей, озвучивает тенденции мышления колл-бесса.
    Следует с этим мириться.

    Ужасно, ужасно раздражает эта тупая самоуверенность доморощенных "специалистов по этике" и философов;)
МорифайрэRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 22:07:05
    2Hikosi - нейролингвистическое программирование, значит... *задумчиво* какими вы, однако, вумными словесами владеете - вам череп не жмет от переизбытка входящих информационных потокв, нет?:)

    2Дэт - неа, не ответит, чует моя селезенка%)))
DeathwisherRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 22:13:04
    2 Мор
    Ох, ответит так, что я от стыда и сраму уползу под стол и больше к клаве не прикоснусь. Горе мне, горе!! *посыпает голову пеплом* моя сдаваться!
МорифайрэRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 22:17:32
    2Дэт
    Мда... ну тогда нам, какое бы предательское чувство сожаления не возникало в глубине наших чорствых чорных душ, придется линчевать много(не)уважаемого господина - потерять такого пейсателЯ, как ты, геноссе, современная ру_сс'кая литература себе позволить не может!
DeathwisherRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 22:23:49
    Линчевать - это только коноплю зазря на верёвки тратить.
    Пофиг%))
МорифайрэRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 22:34:06
    2Дэт - вай, зачэм коноплю, да-а? Вполне подойдет шнур от модема%)
DeathwisherRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 22:47:45
    Да ладно. Марать руки о такое... при всей моей любви к дерьму... неее...%)
BansheeRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 23:46:14
    от тут вы и попали :)
    Слишком дешево, крутые мои, слишком дешево.
    Спасибо, однако, за "светочь общественного мнения" :) Меня прет :)

    Однако, все что я могу сказать по этому поводу .
    Однажды я услышал фразу - "Интеллектуалом не блещет".
    К вам она применима, конечно, постольку-поскольку, Эйдос и Логос никуда не исчезли, просто стали называтся чуть иначе.
BansheeRe:Ин Номинэ Мортиспт 14 окт 2005 23:53:16
    Учёным уже было известно, что алкоголь, никотин и кокаин мешают производству новых нервных клеток в гиппокампе млекопитающих. Они решили выяснить, какое воздействие на мозг оказывает синтетический каннабиноид HU210.

    Оказалось, что большие дозы HU210, которые давали крысам два раза в день в течение 10 суток, увеличивают норму формирования нервных клеток примерно на 40%.

    Предыдущие исследования показали, что антидепрессант флуоксетин также способствует росту клеток, и именно этот рост даёт успокаивающий эффект. Чжан задался вопросом, имеет ли каннабиноид такое же воздействие, и проверил крыс на поведенческие изменения. Так оно и было.
ЛизаRe:Ин Номинэ Мортиссб 15 окт 2005 01:52:13
    Морифайрэ - вы состоите в ру_сс?
XenRe:Ин Номинэ Мортиссб 15 окт 2005 05:35:40
    Любовь и ненависть - цементом лоскутьям грязной пустоты,
    Факт отторжения моментом готовым объявить святым.
    Отрыжка чувств и сон скитальца, тяжелый беспробудный сон,
    Их сновиденьям, горлу, пальцам - тугая дрожь и сизый дым.

    ЗЫ. это реакция на прочтение, т.е. полноправный коммент. :)
МорифайрэRe:Ин Номинэ Мортиссб 15 окт 2005 17:39:56
    2Лиза - да, я ветеран :) Однако, это имеет какое-либо отношение к каррэнт-дискусси?
ЛизаRe:Ин Номинэ Мортиссб 15 окт 2005 22:14:53
    Морифайрэ - к дискуссии - нет.
    Но я должна вам сказать, что очень плохо отношусь к этому сообществу.
Страницы: 1 - 2 - 3

А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru