Negativ - Аллан шаттенджагер (главы 3, 4)

К списку
СообщениеАвторДата/Время
Аллан шаттенджагер (главы 3, 4)
Negativвт 06 июл 2004 15:31:31

    •ЊЄҐА†ЇB

    Vive le Cyberpunk! ;¬)))


    Аллан шаттенджаггер.

    Глава III. День в стране снов.


    ....Пять.
    Поиск загруженного сервера: ошибка. Повтор: ждите ..... успешно. Сервер найден.
    ....Четыре.
    Идентификация: Аллан Шануар. Ник: Серый Эльф. Пароль: Fornit Some Fornus. Принято.
    ....Три.
    Сверка личности. Принято.
    Сбой.
    "Что за черт?"
    Сверка личности: ждите ... ждите ... принято.
    ....Два.
    Уровень Снореальности: 317-NOD. Зона выброски: Лингвинстон-авеню, 76а.
    "Вот это удача! То есть подтверждаю." Принято.
    ....Один.
    Будьте готовы к материализации.
    "Всегда готов".
    ....Ноль.
    Поехали!
    * * *
    Аллан вздрогнул и открыл глаза. Давно он уже не пользовался Снореальностью, успел отвыкнуть от ощущения материализации. Честно говоря, он совсем не ожидал, что сервер будет доступен из этого мира, просто на какое-то мгновение он забыл, где находится.
    Первое, что увидел Шануар, был бледно-розовый потолок, на который падал отсвет послеполуденного солнца из длинного, высотой почти во всю стену окна. Воспоминания нахлынули на него, несколько секунд крутя Аллана в своем водовороте, и грозили утопить его, но времени терять не хотелось. Аллан резко встал с дивана, заменяющего ему стартовую капсулу... и тут же мир пошатнулся, грозясь уронить шаттенджаггера на пол. И причин тому было как минимум две.
    Во-первых, было чертовски больно. Руки, а точнее, запястья, были исполосованы двумя глубокими и длинными шрамами. Такими, какие оставляет маленький нож "Скорпион", удобно прячущийся в рукаве Инквизитора.
    И, во-вторых, в дальнем углу комнаты, на татами, которые Шануар использовал для утренних медитаций, большим пятном чернела засохшая кровь. Его кровь.
    Аллан судорожно схватил воздух ртом и снова сел. Предстояло осмыслить ситуацию, в которой он оказался. Итак, месяц назад, в день его последнего посещения Снореальности, Аллана убили... ладно, пытались убить, но он выкарабкался и остался жив назло всем, даже себе. И что же это меняет? Ровным счетом ничего. Инквизиция вновь выйдет на него, и так просто шаттенджаггер не сдастся, если с ними не будет Ориго Найно.
    Ориго Найно... Память услужливо показала ее в своем длинном кожаном плаще, неторопливо пересекающую комнату, запах ее любимых духов - "Белая луна", причудливое кольцо - и "Скорпион" в изящной ладони.
    Ориго Найно... Инквизитор. Аллан Шануар до сих пор не мог признаться себе в том, что именно это словосочетание - "Инквизитор Ориго Найно" будит в нем злость и какую-то первобытную ярость. Он мог бы простить девушке все - насмешки, пустое и холодное "нет", бесконечные обманы - но то, что она инквизитор, шаттенджаггер ей простить не мог.
    Успокойся, сказал он себе, остынь - это ведь лишь игра, придуманный кем-то мир. Только сон - но какой реальный! Впрочем, что есть реальность?
    * * *
    На столе, среди старых пыльных бумаг и газет его ждал сюрприз. Тонкая желтая папка из знакомого Шануару полицейского архива, вверху наклеена белая бумажная полоска с номером дела и грифом "Закрыто".
    "Откуда это здесь взялось? Хм... а вот и следы." Легкие следы в пыли, которая не убиралась почти месяц, вели от полуоткрытого окна к столу и дальше к двери. Кто-то хотел, чтобы шаттенджаггер увидел эту папку... впрочем, понятно, кто - на внутренней стороне красным маркером наискосок было написано: "Серому Эльфу. Пусть тебе будет стыдно за то, что ты заставил меня сделать. Ориго."
    В папке были подшиты несколько листков с текстом, протоколами и прочей дребеденью - стандартная полицейская возня. Однако далее он обнаружил запакованный в полиэтиленовый конверт мини-диск, который заинтересовал Аллана - раньше такого в делах он не встречал. Впрочем, это могла быть улика.
    На диске лежал один файл формата mp3pro, хранящий аудиоданные в цифровом формате. Включив компьютер, Аллан вставил мини-диск в CD-привод, запустил плеер и включил воспроизведение. Тотчас же комнату наполнила дикая какофония звуков, разрывающих барабанную перепонку - какой-то шутник вывернул ручку громкости колонок на максимум. Убавив звук, шаттенджаггер услышал голоса, они о чем-то спорили. Один раз упомянули его имя, вернее - ник, ведь по именам здесь друг друга почти не называли. Кажется, они готовили операцию по его захвату - значит, это Инквизиция. Подумав об этом, Аллан вдруг почувствовал боль в руках и удивленно перевел взгляд на них - кулаки были крепко сжаты, пальцы побелели, а на ладонях остались глубокие следы от ногтей. Остановив запись, он перевел дыхание... и вдруг услышал за стеной странные звуки, похожие на шаги, щелчок входного замка. Кто-то там прятался и сейчас выходил на улицу.
    - Ориго, подожди! - непонятная уверенность, что это была именно она, наполняла Аллана Шануара, и он бросился вслед. - Ориго!
    Но улица была пустынна. Озадаченный, он вернулся обратно в дом и, открыв папку, прочитал сопровождающий текст к мини-диску: "Копия цифровой аудиозаписи, найденная на теле Ориго Найно (дело №347907-OND/.060380/.s-d, файл-приложение 4)".
    "Вот так", - подумал он, а руки сами потянулись к клавиатуре, чтобы набрать адрес www.necrologue.sr.
    * * *
    Он вышел из магазина, держа в руке скромный букет цветов и остановился, спиной чувствуя взгляд, но усилием воли заставил себя не оборачиваться. Тот, кто следил за Алланом, сейчас крался следом, а чуть ранее сторожил его за дверью. Это был не Инквизитор - они по одиночке не действуют, и не киллер - убить его незнакомец даже не пытался, хотя шансов было очень много. Но кем бы он ни был, следы его появления выглядели очень странно - цепочка следов на пыльном полу в доме Шануара тянулась из центра комнаты, словно у таинственного незнакомца не было своей стартовой капсулы.
    - Не мое дело, - буркнул шаттенджаггер, подавив желание спрятаться обратно за зеркальную витрину магазина цветов, и зашагал дальше. Улица упиралась в невысокую каменную ограду, за которой лежало кладбище - небольшое, мест на пятьсот. Именно туда Аллан и направлялся, придерживая свободной рукой болтающуюся во внутреннем кармане джинсовой куртки желтую папку.
    Кладбище было здесь всегда, с самого основания уровня 317-NOD. Когда уровень заселили, оно было совершенно пустым - если не считать одинокой могилки незадачливого парня, умудрившегося в день переезда попасть под завал из собственной мебели. Постепенно число "клиентов" росло, по причинам, скорее весьма прозаическим и иногда даже курьезным, чем трагическим. За первый год жизни уровня здесь случилось всего одно преступление с летальным исходом, и то на бытовой почве - подруга из ревности проткнула своего парня спицей, которую носила в своей прическе на манер гейш. Основной же приток составляли жертвы аварий на дорогах и прочих несчастных случаев, что совершались обычно в состоянии опьянения. Естественных смертей не было ни одной - в силу того, что средний возраст игроков составлял 17-18 лет.
    Впрочем, к смерти, как и ко многому другому, у обитателей Снореальности было достаточно легкое отношение, и предание земле тела или пепла служило лишь данью традициям реальной жизни. Однако, все же находились те, кому необходимо было знать, что под этой плитой лежит человек, с которым так не хочется расставаться здесь, но которого не знаешь даже в лицо в другом, настоящем мире.
    Аллан Шануар, шаттенджаггер, к этой категории людей себя не относил.
    * * *
    Новых захоронений было всего три, и все - почти месячной давности. Первое имя - Вайленс Аранга - ему ни о чем не говорило, возле второй надгробной плиты он немного постоял, засунув руки в карманы. И лишь третья могила надолго привлекла его внимание. Аллан подошел поближе, присел перед надгробием и осторожно, словно делая что-нибудь незаконное, положил на могилу папку, накрыв ее цветами. Его губы шевельнулись в такт мыслям.
    "Прости".
    Он вдруг почувствовал, что хочет что-нибудь сказать, как-то объясниться с девушкой, которая лежала под землей... но вместо этого пришла холодная и отрезвляющая мысль - это лишь тело. Лишь вместилище того, что зовется душой, а кладбище - лишь свалка воспоминаний и костей. Резко поднявшись, Аллан Шануар зашагал прочь, не оглядываясь.
    Откуда ему было знать, что тот, кто следил за ним, прокрался к могиле Ориго Найно и взял папку?
    * * *
    Старый бар все еще стоял на своем месте, как не грозились местные власти снести его, и лишь сменил свое название. Когда-то его хотели назвать "От заката до рассвета", намекая на время появления обитателей Снореальности, но его близкое соседство с кладбищем делало имя несколько двусмысленным, поэтому остановились на "Восходящей Луне". Однако, видимо, кому-то это название показалось неоригинальным, и сейчас вывеска гордо демонстрировала утренний рассвет и неоновую надпись-пожелание "Хорошего дня!".
    Все остальное мало изменилось - та же сцена, на которой вечерами начинающие или (что было гораздо реже) уже известные музыканты играли регги, блюз или рок-н-ролл, все те же столики, за которыми когда-то Аллан с друзьями обсуждал внешние новости или местные события, все та же стойка, за которой он в одиночестве заливал свою грусть. И даже барменов, как встарь, было двое.
    Небольшой уютный зал пустовал, лишь несколько парочек сидели в глубине - пять часов вечера, рабочий день только закончился. Не найдя знакомых лиц, Шануар занял свое любимое место у стойки.
    - Хороший день, чтобы пропустить пару кружек пива, - поприветствовал он бармена. Этого парня он раньше здесь не видел, поэтому взглянул ему в лицо, пытаясь понять... и на мгновение понял, увидел его в реальном мире. Но это мгновение вспыхнуло и погасло, словно перегоревшая лампа или выключенный монитор, оставив после себя лишь блики в глазах и памяти, да смутное ощущение, что в реальном мире они знакомы.
    Парень, протиравший кружки, пристально взглянул на него, не прекращая равномерных движений полотенца, и вдруг вздрогнул, лицо его побледнело.
    - О, господи, опять! - пробормотал он, поставив кружку на стойку и выронив полотенце.
    "Хорошо, что не наоборот", - подумал шаттенджаггер, удивляясь такой реакции на его слова. - "Видимо, шутка и впрямь не очень удачная".
    Второй бармен взглянул на напарника и сказал, тронув за рукав:
    - Джимми, у Фреда опустел бокал, долей ему и можешь немного отдохнуть.
    Когда Джимми отошел, второй бармен, гигант-негр Билли Байт, хозяин этого бара, спросил Аллана:
    - Чего тебе, приятель?
    - Привет тебе, Большой Билли. Дай для начала "Диптаун", темного.
    Бармен взял кружку, которую протирал Джимми, взглянул сквозь нее на свет - чистая ли, и наполнил пивом. Подождав, пока пена отстоится, он долил до самого края и поставил перед Шануаром. Юноша привычным жестом достал из кармана монету и, закрутив щелчком, послал бармену. Негр накрыл монету ладонью, припечатав к стойке:
    - Не признал тебя, Эльф. Хреново выглядишь.
    - Ничего, бывало и хуже, - Аллан сделал глоток и улыбнулся. - А вас так и не закрыли? Я помню, мэр издал указ о запрете продажи алкоголя в Снореальности.
    - Ты не поверишь - вмешались Мастера. Через доверенное лицо они представили документы, из которых следовало: если пить, курить и колоться здесь, - бармен выразительно постучал по лакированному дереву стойки, - то там, в Реальности, этих проблем не возникнет. Правда, наркотики у нас все равно запрещены.
    Шаттенджаггер кивнул и задумался. Эта теория была ему известна, правда, она так и осталась теорией - ни подтвердить, ни опровергнуть ее пока не сумели даже несколько семинаров, проведенных учителями Школы в Реальности. В самом деле, проблема была оригинальна и остра - поскольку Здесь существует лишь проекция разума, так называемый Аватара, то алкоголь не может причинить вреда мозгу, но останется ли тяга к нему Там? И что происходит с мозгом во время сна, когда человек напивается или обкуривается?
    Но действительно его интересовало другое - зачем Мастерам понадобилось вмешиваться в ход событий? Они, словно кучка богов, вершили судьбы Игры, не показывая своего присутствия - и вдруг, по какому-то мелочному вопросу было вынесено верховное решение.
    - Билли, а ты не знаешь, кто стал Моисеем, принесшим скрижали?
    Негр перегнулся через стойку и тихо сказал:
    - Джимми. Только ты на этот счет не слишком распространяйся - парень чуть рассудком не двинулся. Мастера ему в награду дали дар видеть вас. По мне, так сущее проклятие - он чуть со страху не помер, когда вошла та девчонка. Я ее вижу... ну как тебя сейчас, стройная такая, симпатичная, улыбается мне... А Джимми увидел ее настоящий облик - рваное кимоно, все в крови, грязи и траве, в животе такая дыра, что руку засунуть можно. Он мне потом долго рассказывал, как отличить обычных людей от призраков. Еще пива?
    - Нет, - покачал головой Аллан и допил остаток. - Послушай, Джимми может со мной поговорить? Мне надо узнать про ту девушку!
    Скептически приподняв бровь, Билли показал на дверь подсобки.
    - Ты можешь попытаться, но я ничего не обещаю.
    * * *
    Как только юноша-призрак скрылся за дверью, Билли поднял выроненное напарником полотенце, отряхнул его и продолжил вытирать кружки. Не стоит с этим медлить - только что закончился рабочий день, и завсегдатаи бара потянутся сюда пропустить пару кружек холодного пива, а тогда заниматься посудой будет некогда.
    С улицы ввалились шумные и веселые ребята с зачехленными инструментами за плечами. Это были "Волшебники", довольно популярные рок-н-ролльщики, играющие некогда модный, но незаслуженно забытый классический блюз-рок. Хозяин "Хорошего дня!" приветственно махнул им рукой, глядя, как музыканты занимают сцену и настраивают гитары. Билли они нравились, даже несмотря на то, что пели они в основном на французском языке.
    Странное дело - здесь, в Снореальности, человек говорил на том языке, который считал родным и знал с детства, часто ставя в тупик специалистов по диалектам, но окружающие прекрасно понимали все до единого слова, словно у каждого на плече сидело по переводчику-полиглоту. И все бы ничего, да только Билли опять не повезло, как не повезло с цветом кожи, ростом и семьей: если все нормальные люди слышали лишь уже обработанный перевод, то Большой Билли слышал "наложенный дубляж", как говорили звукооператоры со Школьной радиостанции. С самого детства страдающий неизлечимой нелюбовью к обычной учебе, он считал несправедливым такое положение дел - ведь с каждым новым диалогом в его голове откладывалось все больше и больше новых слов, фраз и идиом. "Когда-нибудь моя черепушка под завязку наполнится всем этим мусором, и тогда она просто треснет", - заявлял он своим друзьям в минуты внеочередной депрессии.
    Отвлекая его от раздумий, двери бара вновь распахнулись и впустили маленькую толпу. Программисты, определил опытным взглядом бармен. Нейропрограммисты - уточнил значок на груди одного из них. Взяв каждый по кружке пива, они сели за ближайшие столики, с любопытством поглядывая на "Волшебников", в ожидании, когда те начнут играть. Еще один посетитель сел за стойку, на то самое место, где только что сидел Аллан. Одного взгляда Билли хватило, чтобы понять, что перед ним новичок, который недавно появился в Снореальности. Это был светловолосый парень лет двадцати, чем-то отдаленно напоминающий легендарного викинга, пытающегося переодеться ковбоем. Билли приготовился было услышать норвежскую речь, но викинг сказал на таком правильно-трущобном парклендском наречии, что у бармена защипало в груди:
    - Привет, ниггар, как жизнь? Рад видеть твою черную задницу. Плесни мне двойного рома с колой.
    Билли Байт в тот же миг исполнил заказ. Он ни о чем не хотел спрашивать викинга, он просто знал - это свой парень, который вырос в хижинах Паркленда, и жизнь не раз била его, прежде чем пустила на порог Школы. Что бы там не говорили Наставники про то, что все люди - братья, сейчас Большой Билли видел настоящего брата - не по крови, но по духу. Парень положил на стойку шляпу и залпом выпил стакан рома. Ухмыльнувшись, он показал барме-ну большой палец - все путем, чувак.
    Сзади открылась дверь подсобки, оттуда выскользнул Аллан, кивнув бармену:
    - С Джимми все в порядке, крепкий парень. Пока, Большой Билли!
    Кивнув в ответ, Билли увидел, как викинг вытащил из-под ленты своей широкополой шляпы монету (конечно, оттуда, откуда же еще? В Паркленде каждый, кто носил такую ковбойскую шляпу, обязательно имел за лентой что-нибудь мелкое - свернутую банкноту, косяк или "колесо") и положил на стойку.
    - Не скучай, я загляну на днях, - сказал парень и встал со стула, взяв шляпу. - Удачи тебе, брат.
    "Брат..."
    Большой Билли застыл, не зная, что ответить и глядел, как викинг медленно, как в кино, открывает двери и выходит из бара на озаренную последним лучом солнца улицу. Он даже не почувствовал, как по его щеке быстро скользнула и растаяла на воротнике слеза.
    * * *
    Ощущение реальности вернулось к нему не сразу. Он знал, где находится и что вокруг происходит, но перед его внутренним взглядом еще стояла пустота, закрывающая собой все. На заднем плане сознания звучал мерный звук бас-гитары и слова "La victime de la tromperie!". Впервые Билли Байт не понимал того, что он слышит, словно его выкинули с сервера.
    - ...con ti todo esta en orden? Me oyes?
    - Что? - бармен непонимающе посмотрел на Джимми.
    - Я спрашиваю, с тобой все в порядке?
    Джимми был бледен, взъерошен, на лице его блестели капельки пота. На груди, выбиваясь из-под белоснежной рубашки, болтался золотой крестик. Билли грустно улыбнулся, взглянув на парня. Как ему объяснить, что он сейчас чувствовал? Как словами выразить то, что можно понять лишь сердцем?
    - Со мной все в порядке, - потирая внезапно заломившую шею, ответил Билли. - А ты как?
    - Лучше, чем я ожидал, - повторил жест напарника Джимми, и, с удивлением обнаружив на груди крестик, спрятал его под одежду. - Теперь мы можем вывесить табличку "Обслуживаем даже призраков". Этот час не прошел для меня даром.
    - Час?! - изумился Билли Байт и посмотрел в большое узорчатое окно.
    * * *
    На улице стемнело, сумерки легли на асфальт, гонимые светом окон и уличных фонарей. Первые звезды несмело появлялись на чистом безоблачном небе, на востоке горизонт озарился бледно-голубым сиянием, готовый вот-вот выпустить на сцену ночи главного актера - Луну. Легкий свежий ветер гладил молодую листву. Светловолосый молодой человек в ковбойской шляпе неотступно шел за Алланом Шануаром.
    Все прошло как нельзя более удачно. Этот парень, как его там... Билли Байт, оказался отлично подвержен зеркальному эмпатическому воздействию и выложил почти все, что знал. "Его старания действительно заслуживают вознаграждения", - подумал викинг, сворачивая в переулок вслед за Шануаром. Тем более, негр имел какое-то отношение к Инквизиторам и, что важнее - к серверам. - "Он будет моим приближенным, может даже - моей правой рукой".
    Смешно сказать - великий Ранга Яри Марр задумался о помощниках! Викинг улыбнулся своим мыслям, но тут же стер улыбку с лица. Еще сто лет назад этот мир казался таким же, как и в тот день, когда Ранга покинул пост Основателя и Отца Инквизиции, чтобы стать Мастером. Но времена меняются, с каждым новым приходом все быстрее - и вот наступил момент, когда в одиночку уже невозможно изменить мир. Пора создавать новую Инквизицию - по образу и подобию нового мира.
    * * *
    Аллан вновь почувствовал, что за ним следят. Это чувство отдавалось легким покалыванием в месте, где шея граничила с черепом - недаром говорят: "На затылке глаза выросли". Шануара это начало раздражать - с добрыми целями так долго по пятам не ходят. Резко свернув в темный переулок, он вовсе и не надеялся избавиться от преследователя, зато чуть дальше был очень удобный поворот. Понемногу ускоряя шаги, шаттенджаггер пересек площадь и почти бегом нырнул в узкий проход между домами.
    Память не подвела его, мост оказался именно там, где и должен был стоять, пересекая неширокую, но глубокую и быструю речку. Сделав несколько шагов по деревянному настилу, Аллан подошел к краю и, не раздумывая, с легкостью перемахнул через перила, в полете зацепившись за металлический стержень, протянутый под мостом от одного берега к другому. Раскачиваясь в нескольких метрах над поверхностью воды, он ждал.
    Спустя полминуты над головой прогремели быстрые шаги. Как и рассчитывал Аллан, преследователь не видел его г..настических упражнений и решил, что Шануар пошел дальше. Выждав еще минуту, он решил подниматься обратно, но вдруг обнаружил, что онемевшие руки уже с трудом слушаются его.
    "Ну и дела! Еще немного, и я отправлюсь в далекую и увлекательную прогулку к началу уровня!"
    - Эй, парень, ты что - спасаешься от ревнивого мужа?
    Шаттенджаггер повертел головой в поисках обладателя голоса и заметил плывущий над водой огонек - это был маленькая шхуна, скорее даже катер, на палубе стояли две фигуры.
    - Ага, что-то вроде этого, - радостно ответил Аллан, чувствуя, как пальцы начали соскальзывать с холодной металлической трубы.
    * * *
    Джимми Хадден отпросился с работы на несколько часов раньше обычного, не дожидаясь прихода смены. ББ (Большой Билли, или Большой Босс, как за глаза называли его работники бара) отпустил его безо всяких вопросов, понимая состояние парня. Но, по правде говоря, Джимми шел вовсе не домой. Неведомая сила тянула его к той девушке, к тому месту, где она сделала харакири. Это было незнакомое парню ощущение - словно телепатический призыв о помощи.
    То, что он пережил, немного изменило его сознание, но именно это заставило Джимми по иному взглянуть на окружающий мир. "...всего лишь игра, всего лишь сон", - твердил он сам себе, и все же не мог до конца в это поверить. Его тело била дрожь, он каждой клеткой чувствовал - должно что-то произойти. И это "что-то" явно не относилось к разряду хороших вещей.
    * * *
    В первый раз Джимми увидел призрака три года назад. Тогда его звали Джованни Мариолли, он был единственным сыном дона Мариолли, владельца сети ресторанов и гостиниц, и он впервые попробовал Джет-9. Огромный чердак старого дома, разделенный деревянными стенками на маленькие клетки, насквозь пропах сигаретами и пивом. Сидя на полинявшем от времени матрасе, он смотрел на свою руку. В кулаке был зажата пластиковая капсула с наклейкой Дж-9М. "М" означало Мариолли. О том, что отец занимается наркотиками, Джованни узнал несколько дней назад, и прежде чем о чем-то говорить с ним, решил попробовать их на себе.
    - Один раз не сделает тебя наркоманом. Завязать можно всегда! - сказала его новая подруга. Прижавшись спиной к двери их маленькой клетки, она требовательно протянула руку. - Ну же! Давай я первая!
    Джованни неохотно передал ей капсулу. Девушка осторожно приняла ее, свинтила крышку, обнажив короткое острие и приложила капсулу к шее, сдавив ее. Шумно вдохнув, она осела на пол, широко открыв глаза. В них читалось все - вселенская грусть и радость, память первого поцелуя и холодный весенний дождь на улице - все, подернутое серой пеленой. Вынув из ее пальцев наполовину опустевшую капсулу, Джованни повторил нехитрые движения девушки и откинулся на спину в ожидании кайфа. Время двигалось рывками, первые десять секунд растянулись в пять минут. За стеной кто-то шевелился, слышался шепот, но слова обтекали Джованни, не принося с собой никакого смысла - просто шелест чьих-то губ.
    - Где Джованни? - голос отца, он вернулся с делового ужина, где сумел заключить контракт на поставку Джета-9М на север Италии. В его голосе слышалась гордость.
    - Он ушел с приятелями на дискотеку. У него новая подружка, - это уже мать. В ее голосе чувствовалось немного алкоголя, но к вечеру все будет в порядке.
    - Завтра он поедет со мной в Неаполь, познакомлю его со своими партнерами, - ну конечно, Джованни ведь будущий наследник дона Мариолли. Чего?!!
    - Никуда я завтра не поеду! - выкрикнул парень и открыл глаза. Отец удивленно оглянулся:
    - Джованни, где ты?
    Джованни поднялся с матраса и встал за спиной отца.
    - Отец, я хочу поговорить с тобой насчет Джета-9М. Ты знаешь, что его почти в открытую продают в школах и колледжах? Это ведь и есть твой основной бизнес, правда?
    Откуда он все узнал? Неужели этот недоносок Плагуччи проболтался? Если так, то я его живого вскрою консервным ножом!
    - Оставь в покое своих охранников, они тут ни при чем. Все дело в тебе! Я попробовал твой Джет!
    Да что же это такое? Он что, мои мысли читает? Неужели Джет настолько расширяет границы разума? Если так, то я смогу поднять цену на концентрат в несколько раз!
    - Ты, как всегда, думаешь только о себе и своих деньгах! А обо мне, о тех, кто принимает это дерьмо, ты думаешь?! Хотя бы раз ночью к тебе приходили тени тех, кто умер из-за тебя?!!
    - Постой, сынок, - вмешалась мать. - Ты сказал, что ты принял наркотики?
    - Ну наконец-то хоть до кого-то дошло! ДА!!! Я укололся этим чертовым Джетом!
    Дон Мариолли сделал шаг к сыну и влепил ему пощечину. Вернее, попытался - но его рука прошла сквозь голову Джованни, не встретив никакого препятствия. Лицо отца побледнело. Дрянь. Маленькая торкнутая дрянь.
    - Ты... Ты испортил все. Ты разрушил все то, что я строил столько лет! Все мои надежды были связаны с тем, что ты займешь мое место, но теперь...
    - У тебя с самого начала была небольшая проблема. ТЫ ЗАБЫЛ СПРОСИТЬ МЕНЯ!!! И знаешь еще что - сейчас я лежу на грязном полу чердака одного старого дома на другом конце города. Рядом со мной лежит девушка, моя новая подружка. Мне она нравится, но она больна, она уже наркоманка. Сейчас мы очнемся и уедем навсегда отсюда. У меня есть деньги, мои собственные деньги, их хватит на то, чтобы осесть где-нибудь на другом конце страны. Я сотру вас из памяти, сменю имя, паспорт... но если когда-нибудь вспомню тебя, то первое чувство будет ненавистью. Запомни это навсегда!
    Джованни открыл глаза и улыбнулся. Он улыбнулся своей крутости, своему горячему искреннему порыву. Никогда он не повышал голос на своих родителей, справедливо побаиваясь их после смерти своей старшей сестры, но чувство безнаказанности и переполнившего его веселья сделали свое дело. Порвать с прошлым оказалось легко и приятно, изнанка реальности впустила его в себя и дала все, о чем он так долго мечтал.
    Он открыл глаза, но он не видел ими. Глаза стали не нужны, словно символ чего-то старого, изжившего себя. Ему не нужно было зрение, чтобы видеть все - вселенскую грусть и радость, след первого поцелуя и холодный весенний дождь на улице.
    * * *
    Первой умерла подруга. Она бессмысленно парила под потолком, касаясь кончиком туфельки его лица. В воздухе кружили две капельки крови, вытекшей из уколотой шеи. Она еще боролась за жизнь, но тело уже умерло.
    Оставив бесплодные попытки, девушка мягко опустилась на свое место и вздохнула.
    - "М" означает Mortem. Запомни это, - сказала она. Помолчав, добавила. - Ты теперь один уедешь. Я хотела сбежать вместе с тобой, хотела подлечиться - я ведь собрала деньги, да вот не успела воспользоваться.
    - А что теперь будет с тобой? Ты отправишься в рай?
    Девушка посмотрела на него и весело рассмеялась:
    - Неужели ты ничего не видел? Твой друг лишил меня этого шанса!
    Джованни оторопело посмотрел на нее. Друг? Какой еще друг? Единственный друг умер год назад!
    - Он умер на том же месте, где сидишь ты. Какой-то обкурыш всадил ему в сердце по самую рукоятку длинный стилет. Это место стало могилой его праху и домом его духу. Хотя, даже не домом, а тюрьмой - так же, как и для меня. Когда ты улетел к себе домой, он вселился в твое тело и попытался соблазнить меня, а потом оборвал мою связь с Третьим Пределом. Все из-за этого наркотика, Джета-9М... если когда-нибудь решишь проклясть своего отца, не забудь передать привет и от меня!
    Мариолли-младший покачал головой:
    - Ему все равно этого будет мало.
    * * *
    Пол раскачивало, как при девятибальном шторме, стены, словно живые, толкались и играли дверьми. Лестница вела себя не лучше, и Джованни покрылся холодным потом при одном взгляде на извивающиеся ступени, ведущие во тьму. Вцепившись обеими руками за перила, он начал свой путь вниз.
    - Стой, Джованни!
    Онемев от страха, Джованни усилием воли заставил себя спускаться дальше и не оборачиваться. Он знал, кому принадлежал этот голос.
    - Остановись!
    Нет, только вперед, только вниз.
    - Остановись, убийца!
    - Нет, Карло, это неправда! Я ничего об этом не знал, я сначала думал, что ты уехал из города!
    - Врешь, ты все знал, - холодно сказал голос. - Предатель. Убийца!
    Это было уже чересчур. Джованни резко развернулся на каблуках, едва не потеряв равновесие, и уперся взглядом в призрака. Пережив так много за один день, он не смог вытерпеть подобных нелепых обвинений. Набрав полную грудь воздуха и расправив пошире плечи, он хотел было высказать все, что думал по поводу убийства своей подруги, но осекся, заметив взмах руки Карло. В кулаке был зажат длинный трехгранный стилет, окрашенный кровью, сквозь которую проступали багровые руны. Уклоняясь от второго удара, Джованни сделал шаг назад... и почувствовал, что мир куда-то заскользил, закружился и перевернулся несколько раз, оставив удивленного парня лежать у подножия лестницы.
    Он попытался подняться, но не смог даже пошевелиться. Маленький росток страха пустил корни в его душу и опутал все его бесчувственное тело стальными нитями. Самый плохой знак - это когда совсем ничего не чувствуешь. Это значит, что...
    "Только не перелом, что угодно, Господи, только не позвоночник..."
    Над ним медленно, словно издеваясь, проплыла тень и секунду спустя сверху обрушилась темно-красная стальная молния. Она должна была прийтись ему точно между глаз, но нечеловеческим усилием Джованни сумел повернуть голову набок. С мягким скрежетом стилет вошел в камень пола на половину длины клинка.
    Невероятная сила сжатой пружиной подбросила Джованни, несколько раз перевернула его и вышвырнула сквозь дверь под холодный весенний дождь. Его облепил привычный далекий уличный шум, заглушающий все вокруг, тусклый свет небес показался ему ярче тысячи прожекторов. Сделав два неуверенных шага прочь от проклятого дома, Джованни посмотрел вверх, в лицо свинцовых северных туч и потерял сознание.


    Глава IV. Утром всходит Луна.


    "Если это будет продолжаться, то скоро можно будет открывать свою службу психологической помощи", - думал Аллан, вспоминая рассказ Джимми/Джованни. - "Иногда, чтобы решить чью-то проблему, достаточно просто выслушать человека... ну и вбить ему в голову несколько очевидных истин, всегда лежащих на поверхности и поэтому многими не замечаемых. Хотя это было, наверное, очень комично - один призрак пытается объяснить, почему не стоит бояться привидений. Почти анекдотическая ситуация - вот только Джимми было совсем не смешно. И я не могу его в этом винить, после всего, что он пережил".
    Внезапно Аллан почувствовал симпатию к этому парню, вспомнил свои первые ощущения при встрече с ним и попытался вновь настроиться на его образ в реальном мире. В этот раз мгновение продлилось ровно столько, чтобы Шануар успел разглядеть реальный облик Джимми. Это был...
    - Ну вот мы и приплыли, - сказал Капитан ("Зови меня Капитан, - сказал он, - а это мой Первый Помощник"), хлопнув Аллана по плечу. Первый Помощник подвела шхуну ближе к набережной, чтобы шаттенджаггер смог перепрыгнуть на берег.
    Еще раз поблагодарив их за помощь, Аллан Шануар вновь встал на твердую землю и, окутанный ночной тьмой, исчез на берегу.
    - Пусть тебе повезет, - сказал Капитан вослед. Подняв голову вверх, он воскликнул. - Смотри, Грейс, Луна всходит!
    Первый Помощник погасила фонарь на мачте и обняла Капитана сзади, положив ему голову на плечо:
    - Побудь со мной немного, Тори.
    И они застыли, освещенные восходящей Луной.
    * * *
    Джимми стоял, прижавшись спиной к холодной кирпичной стене, его ноги стали словно ватными, а руки дрожали, как будто вновь началась ломка, вернувшаяся сквозь время и барьеры, поставленные Школьными лекарями.
    - Этого не может быть, - тихо сказал он незнакомым голосом и его охватила паника: кто-то огромный, невидимый и бесплотный, уставился на него своими ярко-желтыми глазами. Этот взгляд резал его, вскрывал тело и душу, выворачивал наизнанку, обжигал и плавил его сознание. Не в силах вынести это, парень упал на колени и закрыл лицо руками, с губ его слетел долгий хриплый стон. Это продолжалось недолго, но те две недели, что он провел, прикованный к кровати во время Джет-отката, показались Джимми мгновением по сравнению с этими десятью секундами. Боль тела - ничто по сравнению с болью разума.
    Остановившаяся было кровь с новой силой потекла по венам, и Джимми почувствовал холод. Разлепив глаза, он обнаружил, что лежит на земле - а в лицо ему смотрит огромный зрачок Луны.
    "Что же это было? Мог я просто испугаться при виде восходящей Луны? - подумал он, с трудом поднимаясь на ноги. - Наверное, нет."
    Это могло означать только одно - некто, обладающий неизвестной силой, заинтересовался им... С какой целью? Чтобы...
    ...помочь...
    ...спасти...
    ...остановить...
    ...уничтожить...
    ...не пустить...
    ...разъединить...
    ...двух...
    ...призраков? Джимми даже не предполагал, что он ввязался в очень серьезное дело. Настолько серьезное, что оно касалось всех живущих в этом мире. Жизнь и смерть сплелись в один клубок, имя которому - сон, и кто-то захотел навсегда разъединить их. Кто-то... призраки, спешащие навстречу друг к другу.
    - Я не позволю этого! - яростно выкрикнул Джимми в лицо Луне. - Я уничтожу проклятую нежить!
    * * *
    Ранга Яри Марр неподвижно стоял посредине ночной дороги, вслушиваясь в мысли - свои и чужие. Со стороны могло показаться, что он спит стоя. Внезапно он зашевелился и сделал несколько уверенных шагов вперед.
    "Помочь? Спасти?" - викинг усмехнулся, разминая затекшие мышцы. "Нет, малыш, тот, кто говорит такое, меньше всего хочет помогать. Хотя лучше всего тебе об этом не знать - дольше проживешь."
    Было досадно, конечно, упустить шаттенджаггера, но видимо, парень что-то почуял. Хороший из него вышел бы наемник... или слуга, но лишь в Снореальности. Как знать, настолько ли он хорош там, в Дневном Мире?
    Ранга осторожно попробовал на вкус эти старые, забытые слова - Дневной Мир. Как же давно это было? Тогда все делилось на белое и черное, доброе и злое, Дневное и Ночное. Тогда не было и капли сомнений в необходимости Инквизиций - в обоих мирах. Тогда магия не была под запретом, и это она породила настоящее зло.
    - Да! - выкрикнул Ранга, сжав кулаки. Он как будто заводил себя, вновь и вновь убеждая себя в своей правоте, уверенность наполняла его живительной силой. Теперь никто не сможет остановить его!
    Викинг сорвался с места, как гепард, и стремительно не то побежал, не то полетел, едва касаясь ногами озаренной восходящей Луной дороги.
    * * *
    Мягкий серебряный свет заливал все вокруг, когда Аллан вошел в небольшой парк. Высокие старые деревья стояли молчаливыми стражами тишины и покоя, лишь изредка вздыхая под легкими порывами ночного бриза, тени их лежали на земле, неподвластные никому, кроме каприза Луны. Шаттенджаггер старался идти в тенях, растворяясь в сонном полумраке, словно сейчас это имело какое-то значение.
    Луна уже полностью поднялась над горизонтом, а значит, в реальном мире началось утро, игроки стали покидать уровни, и времени осталось совсем немного.
    В глубине парка белела одинокая фигура, и Аллан ускорил шаг, уже не прячась. Но чем ближе он подходил, тем сильнее задавался он вопросом - а зачем он пришел сюда? Почему он почувствовал непреодолимое желание увидеть ее, лишь только узнал о том, что она тоже стала призраком?
    Но сильнее всех других в голове стучала мысль: "А хочет ли она меня видеть так же, как я ее?"
    Смутная тревога росла в нем, предчувствие чего-то непоправимого. Словно у пассажира аэроплана, сдавшего в последний момент билет на самолет, которому суждено пропасть без вести. Только у Аллана Шануара, призрака-шаттенджаггера, времени больше не осталось.
    Он остановился в двух шагах от нее и взглянул ей в глаза. Ориго тоже смотрела на него, не отводя взгляд. Они молчали больше минуты.
    - Почему я пришел сюда? - наконец спросил Аллан, не выдержавший битвы взглядов.
    - Почему я осталась здесь? - парировала Ориго, прислонившись к шершавой коре дерева щекой. - Почему я ждала целый месяц? Неужели ты не мог прийти раньше?
    Аллан усмехнулся и уселся на землю, опершись спиной о ствол дерева.
    - Во-первых, я хотел, чтобы ты успокоилась. У тебя был целый месяц спокойной призрачной жизни... я надеюсь, ты провела его с пользой и подумала как следует над тем нашим разговором.
    - Да уж, ты своего добился. Ты перевернул весь мой мир, я даже не знаю, кому теперь верить! Ты лишил меня цели!
    - Если тебе нужна цель для выстрела, то вот он я опять, - сказал Аллан и продемонстрировал девушке свои запястья. Ориго вздрогнула и отвернулась.
    - С этим не шутят, - глухо сказала она.
    - А ты думала, Инквизиция - это клуб любителей рукоделия? Послушай, ты мне нужна, нужна, чтобы справиться с этой обителью зла! Никому больше я довериться не могу! Если тебе нужна новая цель, я дам ее тебе!
    - Новый сюжет для сновидения, как ты сам любил это говорить. Не знаю. Не знаю, буду ли я завтра вновь бродить по этому парку, или Мастера выберут для меня новую роль. Подумать только, если бы ты не отказался быть Мастером, ты бы придумал для меня что-нибудь такое... необыкновенное, захватывающее! Сделал бы меня сверхзвездой эстрады...
    Аллан улыбнулся:
    - Ты, как всегда, грезишь об одном и том же! Научись сначала петь так, чтобы не пугать людей, а тогда я из тебя сделаю кого угодно, хоть второго Майкла Джексона.
    Они оба рассмеялись и последняя ниточка напряженности между ними порвалась. Ориго вышла из тени, подставила ладони лунному дождю и легко закружилась, вполголоса напевая популярную песенку. Голос у нее был красивый, легко и приятно текущий, но вот слуха не было совсем. Впрочем, Аллана это совсем не расстраивало, потому что песня, в оригинале звучащая по-дурацки, в исполнении девушки превращалась просто в набор звуков, по красоте не уступающий эльфийской речи.
    * * *
    - Ну, и что во-вторых? - спросил она, сев рядом с ним.
    - Что "во-вторых"? - не понял Аллан.
    - Почему ты пропал на месяц? И не притворяйся, будто ты забыл! - девушка толкнула Шануара локтем.
    - Ну... - замялся тот. - Ты уже сказала это...
    - Что?! Ты хочешь сказать, что забыл про меня? Я провела здесь целый месяц в мучениях, а ты отсиживался в Дневном Мире и даже не думал обо мне?!! Да за такое...
    Ориго чуть не задохнулась от возмущения. "Ну все, теперь она мне точно не поможет". Откуда ни возьмись в ее руке появилась палка и, описав короткую дугу, опустилась на голову Алана.
    - За что?! Больно же! Эй, прекрати, это не шутки!
    - А ты как думал? Я тебе покажу... эй, куда ты делся? А ну, выходи сейчас же, я еще не закончила!
    Исчезнувший прямо на глазах Ориго, шаттенджаггер подкрался к ней сзади и, одной рукой крепко обхватив ее за плечи, другой выбил из ее рук палку.
    - Успокоилась? - осведомился он, и лишь когда она кивнула, отпустил девушку. - Послушай, у меня очень мало времени на объяснения, скажу лишь, что сейчас я нахожусь не на Земле. Ты меня понимаешь?
    Ориго Найно сначала кивнула, но потом озадаченно покачала головой:
    - Не совсем... то есть совсем не понимаю! Объяснись!
    Вместо ответа Аллан взглянул на Луну, подняла голову и девушка.
    - Мне нужно все, что связано с Киммерией. Пожалуйста, это очень важно. Я буду ждать тебя завтра здесь, и тогда все расскажу.
    - Но как я перенесу все книги сюда? Или ты предлагаешь запомнить все это? Не забывай, я-то ведь не шаттенджаггер!
    - Да, действительно, - задумчиво взъерошил свои волосы Шануар. - Синоптиков таким фокусам не учат. А если ты кого-нибудь попросишь помочь, например, моего соседа по комнате?
    - Не думаю, что Ерш будет возражать, - усмехнулась девушка. - Он сделает все, что я ему скажу!
    - Только не увлекайся, ему сейчас и без того тяжело.
    - Между прочим, пока тебя не было, я познакомила его со своей подругой, - похвасталась Ориго. - Так что не переживай, теперь он в порядке!
    - Ладно. Значит, справитесь. Кроме того, мне нужна информация о единорогах, в особенности, об их черной разновидности.
    - Единороги?! - воскликнула Ориго Найно, глаза ее восхищенно заблестели. - В какой мир ты попал, Аллан? Ты уже видел единорога? Ты возьмешь меня с собой? Там...
    Внезапно голос ее изменился, приобрел угрожающий оттенок:
    - Кто ты? Чего тебе надо?
    Растерявшийся Аллан не сразу понял, что девушка обращается не к нему.
    - Я, Джимми Хадден, шаттенджаггер, несу свет в Ночной Мир!
    "Джимми?"
    Медленно повернувшись, Аллан увидел Джимми, бармена из "Хорошего дня!", стоявшего в тени, в руках его тускло блестел кухонный тесак. Лицо его было неразличимо, но в голосе отчетливо слышалась уверенность, несопоставимая с прежним страхом перед призраками.
    "Похоже, когда в его руках оружие, он ничего не боится". Аллан знал одного такого шаттенджаггера, своего соседа по комнате Ерша. В обычной жизни тот был достаточно мрачным и необщительным, но преображался, лишь начинались боевые тренировки. Но не мог же Джимми быть им!
    - Спокойно, приятель, - сказал Шануар, поднимая руку в приветственном жесте. - Это я - Серый Эльф, ты помнишь меня?
    - Конечно, я тебя помню, - криво усмехнулся Джимми и поднял тесак. - Именно поэтому я и здесь.
    * * *
    Уверенность наполняла его так, как еще ни разу за весь сегодняшний сумасшедший день. Уверенность несла с собой спокойствие и ощущение своей правоты. Он знал, что нужно делать, и знал, что сделать это необходимо. "Ничего личного, просто сегодня не ваш день."
    Прежде всего он забежал к себе домой и взял из тайника под ступенькой лестницы большой тесак. Однажды ночью, пару месяцев назад, некто проник на кухню бара, где Джимми работал барменом, и похитил набор первоклассных ножей для разделки мяса. Ни похитителя, ни похищенного так и не нашли.
    Тесак был очень острым, умеренно тяжелым, легко и непринужденно держался в руке и, что самое главное, был очень прочным. Он легко мог перерубить толстую кость с одного удара и при этом не ломался и не тупился, поэтому Джимми он нравился. Но всего этого было недостаточно, когда речь шла о нежити. Снореальность была хоть и немного искаженной, но все же копией обычного мира, и здесь действовали те же законы, что и в реальной жизни. А главный принцип охоты на нежить гласил - без зачарованного оружия даже не пытайся!
    Поэтому Джимми зашел в церковь, и не говоря ни слова служителям, окунул клинок в чашу со святой водой. Сейчас, держа оружие перед собой, ему приятно было думать, что лезвие излучает легкое свечение. Этот свет и подарил ему уверенность.
    * * *
    Эти двое были ему знакомы. Девушка, Ориго, была тем самым призраком, которого он увидел впервые... здесь. На ней белело то же кимоно, что и в тот день, только без следов крови. С парнем он встречался меньше часа назад, его звали Серый Эльф. Их имена были, скорее всего, вымышленными - почти все в Снореальности пользовались никами, открывая свои настоящие имена лишь близким друзьям. Да и "Джимми Хадден" тоже был ником - так знали его все посетители бара, но ни один человек даже предположить не мог, откуда берется начало этого имени.
    Так звали главного героя никому не известного фильма в стиле нуар, бывшего головореза "Коза Ностры", благородного убийцы. Фильм провалился в прокате, через месяц о его существовании забыл даже главный режиссер, но десятилетний пацан, каждый день приходящий в почти пустой кинозал, твердо решил стать похожим на Джимми Хаддена.
    По крайней мере, теперь их зовут одинаково.
    * * *
    - Зачарованное лезвие, - пробормотал Аллан, все еще держа левую руку поднятой, хотя время для обмена приветствиями прошло давным-давно. - Ну и нахал!
    - Ты это о чем? - едва слышно спросила Ориго, стоя к Джимми боком, чтобы тот не увидел неизвестно как вновь оказавшуюся в ее руках палку.
    - Он считает, что освященная вода может нанести вред тебе или мне. Да его ножик уже высох и растерял всю силу по дороге сюда! И тем более, такие вещи не действуют против нежити, прожившей под воздействием Луны полный лунный цикл.
    - Как я, - напомнила Ориго, Аллан лишь виновато пожал плечами. - Ладно, как бы там ни было... Эй, Джимми, бросай свой нож, он мне повредить не может!
    Ориго подняла вверх руку, и Аллан вдруг с изумлением увидел, что она держала вовсе не простую палку. Освещенные Луной, ножны меча упали в траву, оставив в ладони девушки рукоять настоящей катаны, серебряные зайчики заплясали по парку.
    - Не знаю, чего ты хотел от нас, но похоже, что добиться своего тебе не удалось, - объявила она, сделав несколько эффектных движений мечом.
    - Ты в этом так уверена, моя дорогая? - насмешливо спросил новый голос.
    * * *
    Выйти из Снореальности можно двумя способами. Первый стандартен и знаком каждому игроку - меню выхода/сохранения, короткое (секунд десять-пятнадцать) ощущение дематериализации и отключения, и собственно пробуждение. Второй способ... это даже не способ, а так, редкая возможность, случайно не происходящая никогда - "сбой канала связи внешними возмущениями" или, проще говоря, очень грубое пробуждение, которым пугали всех новичков. Несмотря на то, что это было очень сложно сделать ("Ты когда-нибудь пробовал оторвать от телевизора заядлого футбольного болельщика или увлеченного приставочной игрой? Они же находятся почти что в трансе!" - утверждал более опытный в таких делах синоптик Кевин "Коготь" Рейнер, первый сосед Аллана по комнате), при должном усилии игрока Снореальности можно было вытряхнуть в реальный мир, вот только никто бы ему не позавидовал. Дематериализация, растянутая на полдня - это покруче, чем состояние измененного сознания при алкогольном опьянении, плюс еще такие мелочи, как периодические видения другой Реальности, отягченные возможностью временного совмещения миров, и практически запорченный персонаж-аватара.
    Выйти из Снореальности можно было двумя способами. До сегодняшнего дня.
    * * *
    Все получилось как нельзя более удачно, несмотря на громкое и самоуверенное заявление этой девчонки-самурайши. Джимми выполнил свою главную и единственную задачу - нашел след ускользнувшего шаттенджаггера и привел к месту его встречи с еще одним призраком. И за это он должен был быть отблагодарен.
    - Прими мою искреннюю благодарность, - сказал Ранга Яри Марр, положив руку на плечо Джимми. - Но, я считаю, тебе не следует оставаться здесь дольше. Ступай в свой солнечный мир.
    Возможно, Аллан был единственный, кто понял, что произошло. С застывшим выражением удивления на лице Джимми начал заваливаться на бок, но его тело рассыпалось в прах, не успев коснуться травы. В воздухе повисла тишина, нарушаемая едва слышным треском оседающей пыли, поляна покрылась миллиардами крошечных голубых искр.
    - Красиво, правда? - спросил Ранга, проведя рукой, которую тут же окутал светящийся синий туман. Он любил делать такие фокусы, особенно когда на него смотрели молодые девушки вроде той, что сейчас направила на него свой меч.
    - Что это было? Что ты с ним сделал? Отвечай же! - воскликнула она, нервно отодвигаясь, когда клубы искрящейся пыли достигли ее ног. Викинг улыбнулся и вновь развел руками:
    - Я думаю, твой молодой человек тебе все объяснит. Ведь ты же понял, что это было, Серый Эльф... Аллан Шануар?
    Шаттенджаггер вздрогнул при упоминании своего настоящего имени, но более ничем волнения не выдал. Ранга с удовольствием отметил это, равно как и то, что ни Аллан, ни Ориго не опровергли связи между собой. Это открывало новые тактические возможности воздействия на Аллана.
    - Ты выкинул его с сервера, - медленно, словно обдумывая каждое слово, сказал шаттенджаггер. - Но... этого просто не может быть. Это не под силу даже Мастеру!
    - Как ты правильно заметил, - согласился Ранга, - я не Мастер. И поэтому я обладаю куда большей силой, чем все эти глупцы, вместе взятые. Как вы видели, это не пустое хвастовство - я смог убрать из Ночного Мира Джимми без его согласия, а могу без вашего согласия оставить вас здесь на сутки. Или на неделю. Или до тех пор, пока вы не будете согласны мне помогать. Вам ведь нравится лунный свет? Так пусть он сияет вечно!
    * * *
    Кем бы ни был этот сумасшедший викинг - он был очень силен. Аллан понял это, когда его коснулась оседающая после выхода Джимми... пыль? Нет, это была вовсе не пыль, а чистая энергия - викинг смог расщепить пустую оболочку парня и превратить ее в океан искрящейся энергии, плещущийся у их ног.
    - Бедный Джимми, - сказал шаттенджаггер, - когда он вернется в Снореальность, то не найдет своего тела. Ему придется начинать все с нуля, и только из-за того, что кому-то захотелось устроить шоу.
    - Нашел о ком беспокоиться, - зловеще усмехнулась Ориго. - Сейчас мистер Фокусник отправится в иной мир, потому что ему уже давно пора просыпаться и перестать действовать мне на нервы! Лови, Аллан!
    Аллан не ожидал от девушки такой реакции, но инстинктивно поймал левой рукой брошенное ему оружие. Это был вакидзаси, короткий меч самурая, обычно используемый вместе с катаной.
    - Что вы задумали? Неужели вы думаете, что сможете остановить меня своим железом?
    Шаттенджаггер действительно так не думал, но вот Ориго была совершенно иного мнения. Перехватив поудобнее рукоять меча, она рванулась вперед, сделала обманный финт, на секунду исчезнув в голубом тумане, и разорвала воздух яркой вспышкой неуловимого движения клинка. Она почти достигла своей цели - шеи надоедливого викинга, но тот в последнее мгновение нырнул в туман, чтобы появиться сзади девушки, в руках его заискрился полуторный меч.
    - Ориго, спина! - закричал Аллан и обнажил клинок вакидзаси, чтобы помочь ей. На слегка изогнутом лезвии отчетливо виднелись пятна не то ржавчины, не то крови. Был ли это тот самый меч, которым...
    "НЕТ!!! ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?!! НЕ СМЕЙ ДУМАТЬ ОБ ЭТОМ!!!"
    Но Аллан уже не мог остановить и повернуть вспять свои мысли. Клинок, что он держал в руках, в свете Луны полностью покрылся кровью, эта липкая жидкость залила ему руки, потекла на землю. Вскрылись оба разреза на запястьях, и кровь Ориго смешалась с его собственной. Раздался крик девушки, она, выронив катану, упала на колени, схватилась руками за живот - на ее белом кимоно расползалось большое красное пятно.
    Викинг довольно рассмеялся. Приложив острие меча к подбородку Ориго, он задрал ее голову вверх и посмотрел на шаттенджаггера.
    - Ты сказал, что тебе что-то нужно, - почти прошептал Шануар. - Отпусти ее, и я сделаю это.
    Ориго скосила на него глаз и с трудом выговорила:
    - Со мной все в порядке. Не стоит из-за меня торговаться, просто сделай этого придурка, - но сквозь ее слова и тяжелое, прерывистое дыхание отчетливо слышалось бульканье. Аллан покачал головой и сделал два неверных шага вперед, сила стремительно покидала его, уступая место боли. Все покрылось бледно-красной пеленой, даже вездесущий синий туман исчез в этом кровавом свете.
    - Вот так-то лучше, - одобрительно кивнул Ранга и убрал лезвие от горла девушки. - Я знаю, что ты обладаешь нужными мне способностями, и я хочу ими воспользоваться. Ты понимаешь, о чем я говорю?
    - Нет, - прохрипел Аллан, все еще сжимая вакидзаси, - не понимаю. Если тебе нужен... практикующий шаттенджаггер...
    - Не нужен мне шаттенджаггер!!! - взорвался Ранга. - Мне нужен ты!
    Шануар сделал еще один шаг и почувствовал, как холодный клинок викинга уперся ему в грудь.
    - Я думаю, что мы с тобой договоримся, - вновь почти дружелюбно улыбнулся Ранга. - Все, что мне нужно - чтобы ты открыл для меня дверь. Если ты сделаешь это сейчас, то вы меня больше не увидите.
    Ориго вопросительно взглянула на шаттенджаггера.
    - Дверь? - переспросил Аллан, нервно облизывая внезапно пересохшие губы. На секунду он даже забыл о боли.
    - Да, дверь, - более нетерпеливо повторил викинг, слегка усиливая нажим на меч. - Просто открой для меня дверь в...
    Он не успел договорить, выдохнув какое-то ругательство, из уголка его рта стекла темная струйка. Последний раз втянув воздух, он рухнул лицом вперед, из его спины торчал длинный тесак. Над поверженным телом стоял Джимми с очень мрачным лицом.
    Бросив взгляд в сторону Ориго и увидев, что ее уже нет, Аллан улыбнулся, сказал: "Ты как раз вовремя!" - и начал заваливаться набок. Не успев коснуться земли, он проснулся.

    to be continued... maybe;)

ФомикRe:Аллан шаттенджагер (главы 3, 4)пт 09 июл 2004 03:09:13
    Дочитаю - напишу коммент.
    Обестчаю... =)
RayRe:Аллан шаттенджагер (главы 3, 4)пн 19 июл 2004 11:36:35
    Мне нра.

А вы что думаете?
Имя
Пароль Войти
E-mail
Код
Тема
Текст

(Выделите текст)
К списку

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru